Коммунисты Петербурга и Ленобласти. Коммунисты России
Главное меню
Главная
Новости
История КПЛО
Выборы
Документы
Статьи лидеров КПЛО
СМИ о нас
Программа КПЛО
Депутаты-Коммунисты
ENGLISH
Старый сайт
ВСТУПИТЬ В ПАРТИЮ
Партнеры
Мы в контакте
Контакты
Карта сайта
Twitter Малинковича

Подписывайтесь на Twitter С.Малинковича
Оказать помощь

Товарищи!
Вы можете оказать посильную материальную помощь коммунистам:
Webmoney:
R369783697292
Z196298694566
Яндекс-Деньги:
41001621643334


РЕВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! Печать E-mail
03.11.2009 г.

Image От редакции KPLO.RU:  Товарищи!

Вашему вниманию предлагается новая работа теоретика нашей партии уважаемого в коммунистическом движении Сергея Ованисьяна, составленная из высказываний В.И.Ленина о Великой Октябрьской революции в разные годы. Товарищ Ованисьян скромно назвал ее Опытом компиляции высказываний В.Ленина, составленной в форме статьи.

На самом же деле это смелое, бросающее вызов догматикам и оппортунистам  преломление живой  ленинской мысли и диалектики через призму времени. Мы познаем суть свершившейся революции постепенно, вместе с Лениным и становимся непобедимыми: 

  Наша революция словами Ленина

"Товарищи, я хочу вам сказать, как мы понимаем Imageпереворот 25-го октября.  Напрасно приписывают нам то, что  мы хотим насильно ввести социализм. Предсказать, когда революция вырастет, обещать, что она придёт завтра, это значит вас обманывать.   Можно только работать на пользу революции. Революцию могут делать только массы, двигаемые глубокими экономическими нуждами.

Только совсем девственно-невинные в социализме люди могут не понимать этого. Революции не делаются по заказу, не приурочиваются к тому или другому моменту, а созревают в процессе исторического развития и разражаются в момент, обусловленный комплексом целого ряда внутренних и внешних причин. Разве мы в сентябре знали достоверно о том, что через месяц революционная демократия в России совершит величайший в мире переворот? Мы знали, что старая власть находится на вулкане. По многим признакам мы угадывали о той великой подземной работе, которая совершалась в глубинах народного сознания. Мы знали, что она неизбежно разразится очистительной грозой. Но пророчествовать о дне и часе этой грозы мы не могли. Не наша воля, а исторические обстоятельства, наследие царского режима, дряблость русской буржуазии, - вот что сделало то, что этот отряд оказался впереди других отрядов международного пролетариата, и не потому, что мы этого хотели, а потому, что этого потребовали исторические обстоятельства.  Декретировать революцию мы не можем, но способствовать ей можем и мы. Мы победили в России, и притом с такой лёгкостью потому, что подготовили нашу революцию во время империалистической войны. Это – первое условие. Мы попали как раз в такой момент в октябре: - это парадоксально, но это справедливо – в счастливый момент, когда неслыханные бедствия обрушились на громадное большинство империалистских стран в виде уничтожения миллионов людей, когда война измучила народы неслыханными бедствиями, когда на четвёртом году войны воюющие страны подошли к тупику, к распутью, когда встал объективно вопрос: смогут ли дальше воевать доведенные до подобного состояния народы? Только благодаря тому, что наша революция попала в этот счастливый момент, когда ни одна из двух гигантских групп хищников не могла немедленно ни броситься одна на другую, ни соединиться против нас, - только этим моментом международных политических и экономических отношений могла воспользоваться и воспользовалась наша революция.

Если русская революция произошла так просто, то это только потому, что самый дикий гнёт царизма висел над Россией и ни одна страна не была так истерзана и измучена войной, как Россия. Русская революция дала то, чем она резко отличается от революций в Западной Европе. Она дала революционную массу, приготовленную 1905 годом к  самостоятельному выступлению; она дала Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, органы, неизмеримо более демократические, чем все предшествующие. Мы были в России маленькой партией, но с нами было помимо того и большинство Советов рабочих и крестьянских депутатов всей страны. Советы – непосредственная организация самих трудящихся масс, облегчающая им возможность самим устраивать государство и управлять им всячески, как только можно. Советы, это – русская форма пролетарской диктатуры.  Большевики имели за собой в ноябре 1917 года гигантское большинство пролетариата.

Мы победили в России потому, что на нашей стороне было не только бесспорное большинство рабочего класса, но и потому, что половина армии, непосредственно после захвата власти, и 9/10 крестьянской массы в течение нескольких недель перешли на нашу сторону; мы победили потому, что приняли не нашу аграрную программу, а эсеровскую и осуществили её на практике. Наша победа в том и заключалась, что мы осуществили эсеровскую программу; вот почему эта победа была так легка. Наступает ли революция, когда, в какой обстановке, это не зависит от воли того или иного класса, но революционная работа в массах не пропадает бесследно никогда.

Для успеха победы над капитализмом требуется правильное соотношение между руководящей, коммунистической партией, революционным классом, пролетариатом, - массой, т.е. всей совокупностью трудящихся и эксплуатируемых. Только коммунистическая партия, если она действительно является авангардом революционного класса, если она включает в себя всех лучших представителей его, если она состоит из вполне сознательных и преданных коммунистов, просвещённых и закалённых опытом упорной революционной борьбы, если эта партия сумела связать себя неразрывно со всей жизнью своего класса, а через него со всей массой эксплуатируемых и внушить этому классу и этой массе полное доверие, - только такая партия способна руководить пролетариатом в самой беспощадной, решительной, последней борьбе против всех сил капитализма. Октябрьская революция, совершённая рабочими, крестьянами и солдатами, без сомнения – социалистическая.

Само собой понятно, что с точки зрения тех, кто делает первые шаги для полной победы над капитализмом, понятие «коммунизм» является слишком далёким.  Если мы спросим себя, что представляет собою коммунизм в отличие от социализма, то мы должны будем сказать, что социализм есть то общество, которое вырастает из капитализма непосредственно, есть первый вид нового общества. Коммунизм же есть более высокий вид общества и может развиваться лишь тогда, когда вполне упрочится социализм.  

Социализм есть уничтожение классов. Но сразу уничтожить классы нельзя. И классы остались и останутся в течение эпохи диктатуры пролетариата. Диктатура будет ненужна, когда исчезнут классы. Они не исчезнут без диктатуры пролетариата.  Диктатура слово большое, жёсткое, кровавое, слово, выражающее беспощадную борьбу не на жизнь, а на смерть двух классов, двух миров, двух всемирно-исторических эпох. Таких слов на ветер бросать нельзя. Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и  бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества. Сила привычки миллионов и десятков миллионов – самая страшная сила. Без партии, железной и закалённой в борьбе, без партии, пользующейся доверием всего честного в данном классе, без партии, умеющей следить за настроением массы и влиять на него, вести успешно такую борьбу невозможно. 

Я не делаю иллюзий насчёт того, что мы начали лишь период переходный к социализму, что мы до социализма ещё не дошли. Но вы поступите правильно, если скажете, что наше государство есть социалистическая республика Советов. Наша республика Советов есть социалистическая, потому что мы на этот путь вступили, и слова эти не будут пустыми словами. Мы далеки от того, чтобы даже закончить переходный период от капитализма к социализму. Рыков говорит, что переходного периода между капитализмом и социализмом нет. Это не так. Это разрыв с марксизмом.  Тем, что мы свергли помещиков и буржуазию, мы расчистили дорогу, но не построили здания социализма.  Неужели не ясно, что в материальном, экономическом, производственном смысле мы ещё в «преддверии» социализма не находимся? И что иначе, как через это, не достигнутое ещё нами, «преддверие», в дверь социализма не войдёшь?  Конечно, окончательная победа социализма в одной стране невозможна. Мы никогда не обольщали себя надеждой на то, что сможем докончить его без помощи международного пролетариата.  Мы находимся сейчас только на первой переходной ступени от капитализма к социализму у нас, в России.  Мы только что сделали первые шаги, чтобы капитализм совсем стряхнуть и переход к социализму начать. Сколько ещё этапов будет переходных к социализму, мы не знаем и знать не можем. Это зависит от того, когда начнётся в настоящем масштабе европейская социалистическая революция, от того, как она легко, быстро или медленно справится со своими врагами и выйдет на торную дорогу социалистического развития.

Революция 25 октября показала чрезвычайную политическую зрелость пролетариата, выявившего способность стойко противостоять буржуазии. Но для полной победы социализма требуется колоссальная организованность, проникнутая сознанием, что пролетариат должен стать господствующим классом.  Социализма не может ввести меньшинство – партия. Его могут ввести десятки миллионов, когда они научатся  это делать сами. Нашу заслугу мы видим в том, что мы стремимся к тому, чтобы помочь массе взяться за это самим немедленно, а не учиться этому из книг, из лекций. Мы готовы помочь рабочим в осуществлении социализма. Мы всегда знали, говорили, повторяли, что социализма нельзя «ввести», что он вырастает в ходе напряжённой, самой острой, до бешенства, до отчаяния острой классовой борьбы и гражданской войны.  Ждать, пока трудящиеся классы совершат революцию в международном масштабе, - это значит всем застыть в ожидании. Это бессмыслица. Трудность революции всем известна. Начавшись блестящим успехом в одной из стран, она, может быть, будет переживать мучительные периоды, ибо окончательно победить можно только в мировом масштабе и только совместными усилиями рабочих всех стран.  Мы являемся одним из революционных отрядов рабочего класса, выдвинувшимся вперёд, не потому, что мы лучше других рабочих, не потому, что российский пролетариат стоит выше рабочего класса иных стран, но только и только потому, что мы были одной из самых отсталых стран в мире. Мы придём к окончательной победе только тогда, когда нам удастся сломить, наконец, окончательно международный империализм, опирающийся на грандиозную силу техники и дисциплины. Но мы придём к победе только вместе со всеми рабочими других стран, всего мира.  Капитализм – сила международная, и потому окончательно уничтожить его можно только победив во всех странах, а не в одной. Победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом вообще все войны. Наоборот, он их предполагает. Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными. Это должно вызвать не только трения, но и прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства.

Марксисты никогда не  забывали, что насилие неизбежно будет спутником краха капитализма во всём его масштабе и рождения социалистического общества. И это насилие будет всемирно-историческим периодом, целой эрой самых разнообразных войн – войн империалистских, войн гражданских внутри страны, сплетения тех и других, войн национальных, освобождения национальностей, раздавленных империалистами, различными комбинациями империалистских держав, входящих неминуемо в те или иные союзы в эпоху громадных государственно-капиталистических и военных трестов и синдикатов. Эта эпоха – эпоха гигантских крахов, массовых военных насильственных решений, кризисов – она началась, мы её ясно видим, - это только начало.  

Вы знаете, что против нас в течение трёх с половиной лет воевали все богатейшие державы мира. Эти три с половиной года, большая часть которых прошла в отчаянной гражданской войне Советской власти против всего капиталистического мира, означали собой для рабочего класса, для пролетариата, такие бедствия, такие лишения, такие жертвы, такое обострение всяческих нужд, как никогда в мире.  Вы прекрасно знаете, что мощь этих государств неизмеримо больше нашей и  сейчас. Как же это могло случиться, что они ставили задачу победить Советскую всласть и не победили? Как это могло быть? Ответ мы имеем точный. Это могло быть и это случилось потому, что пролетариат во всех капиталистических странах был за нас.  Опираясь на эту поддержку, наш пролетариат, слабый своей малочисленностью, измученный бедствиями и лишениями, победил, так как он силён своей моральной силой.  Мы знаем, что поддержка была внутри страны, в массе крестьян.  Наше положение было ужасно, и кажется почти чудом, что русский народ и рабочий класс могли перенести столько страданий, нужды и лишений, не имея ничего, кроме неустанного стремления к  победе.  Во всём мире мы первые взяли власть, и сейчас у нас управляют Советы трудящихся. Сумеем ли мы удержать власть?  Если нет, то завоевание власти было неправомерно.  Страна неслыханно разорена. Расстройство транспорта, расстройство промышленности и земледелия подрывают самое существование Советской республики. Тут мы должны идти на самые энергичные меры, напрягающие до последней степени все силы страны.  Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться.   

Мы организовали при царе тысячи и при Керенском сотни тысяч. Это ничего, это в политике не считается. Это была подготовительная работа, это был подготовительный класс. И пока передовые рабочие не научаться организовывать десятки миллионов, до тех пор они – не социалисты и не творцы социалистического общества, и необходимых знаний организации они не приобретут. Путь организации – путь длинный, и задачи социалистического строительства требуют упорной продолжительной работы и соответственных знаний, которых у нас недостаточно. Едва ли и ближайшее будущее поколение, более развитое, сделает полный переход к социализму.  Организационная деятельность никогда не составляла сильной стороны русских вообще и большевиков в частности, а между тем главная задача пролетарской революции, это – именно организаторская задача. Здесь надо решительно и твёрдо, и ещё раз решительно и ещё раз твёрдо, бороться всеми мерами. Без длительного воспитания и перевоспитания мы здесь ничего не сделаем. Тут та область, где революционное насилие, диктатура употребляется для того, чтобы злоупотреблять, и от этого злоупотребления я бы осмелился вас предостеречь. Прекрасная вещь революционное насилие и диктатура, если они применяются, когда следует и против кого следует. Но в области организации их применять нельзя. Этой задачи воспитания, перевоспитания и длительной организационной работы мы совершенно не решили и к этому мы должны систематически приступить.  

Пролетариат не сделается святым и застрахованным от ошибок и слабостей только от того, что он совершит социальную революцию.  Рабочий никогда не был отделён от старого общества китайской стеной. У него сохранилось много традиционной психологии капиталистического общества. Рабочие строят новое общество, не превратившись в новых людей, которые чисты от грязи старого мира, а стоя по колени ещё в этой грязи. Приходится только мечтать о том, чтобы очиститься от этой грязи. Было бы глубочайшей утопией думать, что это можно сделать немедленно.  Мы можем (и должны) начать строить социализм не из фантастического и не из специально нами созданного человеческого материала, а из того, который оставлен нам в наследство капитализмом. Это очень «трудно», слов нет, но всякий иной подход к задаче так не серьёзен, что о нём не стоит и говорить.  Вся тяжесть русской революции состоит в том, что русскому революционному рабочему классу было гораздо легче начать, чем другим западноевропейским классам, но нам труднее продолжать. Там, в западноевропейских странах, начать революцию труднее, потому что против революционного пролетариата стоит высшая мысль культуры и рабочий класс находится в культурном рабстве.  Вы подумайте, ясно, что наш пролетариат в большей части своей деклассирован, что неслыханные кризисы, закрытие фабрик привели к тому, что от голода люди бежали, рабочие просто бросали фабрики, должны были устраиваться в деревне и переставали быть рабочими.  Если теперь буржуазная пресса и её подголоски так много кричат об анархии среди рабочих, о распущенности их или непомерных требований с их стороны, - то злостный характер этой критики слишком очевиден, чтобы на нём стоило долго останавливаться. Понятно, что в стране, в которой большинство населения так неслыханно наголодалось и измучилось, как население России за последние три года, - понятно, что целый ряд случаев полного упадка настроения и полного упадка всякой организованности был совершенно неизбежен.  В силу печальных условий нашей действительности, пролетарии вынуждены прибегать к способам заработка не пролетарским, не связанным с крупной промышленностью, а мелкобуржуазным, спекулятивным и путём ли хищений, путём ли частного производства на общественной фабрике добывать продукты себе и эти продукты обменивать на земледельческие, - в этом наша главная экономическая опасность, главная опасность всего существования советского строя.  Извините, пожалуйста. Что называется пролетариатом? Это класс, который занят работой в крупной промышленности. А крупная промышленность где? Какой это пролетариат?  Поскольку разрушена крупная капиталистическая промышленность, поскольку фабрики и заводы стали, пролетариат исчез.  Отрицать, что условия деклассирования пролетариата есть минус – смешно, нелепо и абсурдно. Но мы говорим, что условия русской и международной действительности таковы, что даже тогда, когда пролетариату приходится переживать период деклассированности, переживать эти минусы, он, несмотря на эти минусы, свою задачу завоевания и удержания власти осуществить может.  

Пролетариат является классовой основой государства, совершающего переход от капитализма к социализму.  Политическая партия может объединить лишь меньшинство класса так же, как действительно сознательные рабочие во всяком капиталистическом обществе составляют лишь меньшинство всех рабочих.  Мы знаем, как невелики в России слои передовых и сознательных рабочих.  Нам надо помнить, что мы осуществляем задачу социалистической революции в стране, где большую часть населения составляет крестьянство. Мы имеем не только меньшинство, но и значительное меньшинство пролетариата и огромное большинство крестьянства.  Мы сейчас ещё не решили задачи, которая стоит перед нашей партией, задачи создания форм организации пролетариата и полупролетариата деревни.  Крестьянству России предстоит теперь взять судьбы страны в свои руки.  Мы знаем, что только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию, пока не наступила революция в других странах. Мы говорим: мы ставим себе целью равенство как уничтожение классов. Тогда надо уничтожать и классовую разницу между рабочими и крестьянами. Это именно и составляет нашу цель. Общество, в котором осталась классовая разница между рабочими и крестьянами, не есть ни коммунистическое, ни социалистическое общество.  Что  это значит – руководить крестьянством? Это значит, во-первых, вести линию на уничтожение классов, а не мелкого производителя. Если бы мы с этой линии, коренной и основной, сбились, тогда мы перестали бы быть социалистами.  Мы всегда говорили, что мы не хотим навязывать среднему крестьянину социализм силком, и VIII съезд партии это всецело подтвердил.  Всяческая поддержка крестьянину-труженику, отношение к нему как к равному, ни малейшей попытки навязывать ему что бы то ни было силою – первая наша задача. И вторая задача – неуклонная борьба со спекуляцией, торгашеством, разорением.  По отношению к кулачеству, к деревенской буржуазии политика РКП состоит в решительной борьбе против их эксплуататорских поползновений, в подавлении их сопротивления советской, социалистической, политике.. Но сплошь и рядом по неопытности советских работников, по трудности вопроса, удары, которые назначались для  кулаков, падали на среднее крестьянство. Здесь мы погрешили чрезвычайно.  Мы должны знать, что перед нами мелкий землевладелец, мелкий хозяин, мелкий производитель, работающий на товарный оборот до полной победы крупного производства, до его восстановления. А это восстановление невозможно на старой базе: это дело многих лет, не меньше десятилетия, а при разорённости нашей, вероятно, и больше. До тех пор долгие годы мы с этим мелким производителем должны будем иметь дело, как с таковым, и лозунг свободной торговли будет неизбежным.

Уничтожение частной собственности на землю, введение рабочего контроля, национализация банков – всё это меры ведущие к социализму. Это ещё не социализм, но это меры, ведущие нас гигантскими шагами к социализму. Мы не обещаем крестьянам и рабочим сразу молочных рек с кисельными берегами, но мы говорим: тесный союз рабочих и эксплуатируемых крестьян, твёрдая, неуклонная борьба за власть Советов ведёт нас к социализму, и всякая партия, которая на деле хочет быть народной, должна ясно и решительно сказать, что наша революция социалистическая.  Легко издать декрет об отмене частной собственности, но провести его в жизнь должны и могут только сами рабочие. Пусть будут ошибки – это ошибки нового класса при создании новой жизни. Конкретного плана по организации экономической жизни нет и быть не может.  

Несомненно, что мы сделали и ещё сделаем огромное количество глупостей. Никто не может судить об этом лучше и видеть это нагляднее, чем я. Почему же мы делаем глупости?  К весне 1921 года выяснилось, что мы потерпели поражение в попытке «штурмовым» способом, т.е. самым сокращённым, быстрым, непосредственным, перейти к социалистическим основам производства и распределения. Тогда предполагалось осуществление непосредственного перехода к социализму без предварительного периода, приспособляющего старую экономику к экономике социалистической. Перед нами сейчас, главным образом, экономические задачи, и мы должны помнить, что ближайший переход не может быть непосредственным переходом к социалистическому строительству. Политическая обстановка весны 1921 года показала нам, что неизбежно в ряде хозяйственных вопросов отступить на позиции государственного капитализма. Усталость, а сплошь и рядом прямое истощение от результатов многолетней войны, сначала империалистической, а потом гражданской, так велики, что особые усилия для улучшения положения рабочих и крестьян безусловно необходимы.  Не было ещё, кажется, такого человека, который задаваясь вопросом об экономике России, отрицал переходный характер этой экономики. Ни один коммунист не отрицал, кажется, и того, что выражение «Социалистическая Советская Республика» означает решимость Советской власти осуществить переход к социализму, а вовсе не признание данных экономических порядков социалистическими. Но что же означает слово переход? Не означает ли оно, в применении к экономике, что в данном строе есть элементы, частички, кусочки и капитализма и социализма? Всякий признает, что да.

Только развитие государственного капитализма, только  тщательная постановка дела учёта и контроля, только строжайшая организация и трудовая дисциплина приведут нас к социализму. А без этого социализма нет.  Государственный капитализм состоит не в деньгах, а в общественных отношениях. Если мы даём по две тысячи по железнодорожному декрету, это есть государственный капитализм.  Надо учиться государственному регулированию коммерческих отношений – задача трудная, но в ней нет ничего невозможного, надо только её отчётливо осознать и серьёзно поработать.  Мы должны понять, что теперешние конкретные условия требуют государственного регулирования торговли и денежного обращения и что именно в этой области мы должны проявить себя. Государственный капитализм экономически несравненно выше, чем наша теперешняя экономика.

Государственный капитализм, это – тот капитализм, который мы сумеем ограничить, пределы которого мы сумеем установить, этот государственный капитализм связан с государством, а государство это – рабочие, это – передовая часть рабочих, это – авангард, это – мы.   Мы отступили к государственному капитализму. По сравнению с прежним, революционным, это – подход реформистский. Откуда следует, что «великая, победоносная, мировая революция» может и должна применять только революционные приёмы? Ниоткуда это не следует. Отношение реформ к революции определено точно и правильно только марксизмом.  К сожалению, введение государственного капитализма у нас не идёт так быстро, как бы нам этого хотелось.  Кто боится поражения перед началом великой борьбы, тот может называть себя социалистом лишь для издевательства над рабочими. На мой взгляд, есть три главных врага, которые стоят сейчас перед человеком, если этот человек коммунист. Три главных врага, которые стоят теперь перед ним, следующие: первый враг – коммунистическое чванство, второй – безграмотность и третий – взятка.   У нас коммунисты, не меньше половины, не умеют бороться, не говоря уже о таких, которые мешают бороться. Я очень надеюсь, что мы выгоним из  нашей партии от 100 до 200 тысяч коммунистов, которые примазались к партии и которые не только не умеют бороться с волокитою и  взяткой, но мешают с ними бороться.  

Мне приходилось говорить уже не раз: по сравнению с передовыми странами русским было легче начать великую пролетарскую революцию, но им труднее будет продолжить её и довести до окончательной победы, в смысле полной организации социалистического общества.  Понятно, что отсталой России, которая вынесла не только империалистическую войну, но три с лишним года гражданской войны, навязанной рабочим и крестьянам помещиками и капиталистами при помощи всемирной буржуазии, приходится с неизмеримо большими трудностями восстанавливать своё хозяйство.

Наша революция вызывает содрогание империалистских классов, которые ясно сознают, что их существование зависит от того, удержится ли их капитал или нет, а потому мы должны остаться и идти рука об руку с тем классом, с которым мы производили завоевания Октябрьской революции.

Конечно, мы сделали очень мало с точки зрения социальной революции в целом, но то, что мы сделали, было одним из крупнейших шагов в её подготовке.  Было бы смешно выставлять нашу революцию каким-то идеалом для всех стран, воображать, что она сделала целый ряд гениальных открытий и ввела кучу социалистических новшеств. Я этого ни от кого не слышал, и утверждаю, что мы ни от кого не услышим. У нас есть практический опыт осуществления первых шагов по разрушению капитализма в стране с особым отношением пролетариата и крестьянства. Больше ничего нет.  Я знаю, есть, конечно, мудрецы, считающие себя очень умными и даже называющие себя социалистами, которые уверяют, что не следовало брать власть до тех пор, пока не разразится революция во всех странах.  «Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм». С этим положением все герои II Интернационала носятся, поистине, как с писаной торбой. Это бесспорное положение они пережёвывают на тысячу ладов, и им кажется, что оно является решающим для оценки нашей революции. И никому не приходит в голову спросить себя: а не мог ли народ, встретивший революционную ситуацию, такую, которая сложилась в первую империалистскую войну, не мог ли он, под влиянием безвыходности своего положения, броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывает ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации?

Мы имеем право гордиться и считать себя счастливыми тем, что нам довелось первыми свалить в одном уголке земного шара того дикого зверя, капитализм, который залил землю кровью, довёл человечество до голода и одичания и который погибнет неминуемо и скоро, как бы чудовищно зверски ни были проявления его предсмертного неистовства.

На нас сейчас история возложила работу: величайший переворот политический завершить медленной, тяжёлой, трудной экономической работой, где сроки намечаются весьма долгие. Задача, которую нужно понять: нужно этот переворот переварить, претворить его в жизнь, не отговариваясь тем, что советский строй плох и что нужно его перестраивать. У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал. Не перестраивать, а, наоборот, помочь надо исправить те многочисленные недостатки, которые имеются в советском строе и во всей системе управления, чтобы помочь десяткам и миллионам людей.

Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесёт своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни. Нет ничего более убогого теоретически и более смешного практически, как «во имя исторического материализма» рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой краской.

Только социализм даст возможность широко распространить и  настоящим образом подчинить общественное производство и распределение продуктов по научным соображениям, относительно того, как сделать жизнь всех трудящихся наиболее лёгкой, доставляющей им возможность благосостояния. Только социализм может осуществить это. И мы знаем, что он должен осуществить это, и в понимании такой истины вся трудность марксизма и вся сила его".  

Об авторе компиляции: С.А. Ованисьян - подполковник в отставке, государственный советник Санкт-Петербурга, член Городской избирательной комиссии Петербурга в 1999-2003гг, политолог, теоретик КПЛО

 
« Пред.   След. »
Вступить в партию
Вступить в партию Коммунисты России
История КПЛО
Коммунисты Петербурга и Ленинградской Области (КПЛО) - Межрегиональная общественная организация. Создана в 2003г. Имеет государственную регистрацию. Численность - 500 членов. Входит в состав Общероссийской организации КОММУНИСТЫ РОССИИ
Популярные
Позор киносодержанке Бонда! КОММУНИСТЫ ПРЕЗИРАЮТ КУРИЛЕНКО- КИНОСОДЕРЖАНКУ БОНДА -007
ЦИНИЧНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ И ГИМН БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ ОПЫТАМ НАД ЛЮДЬМИ
ПОБЕДА ЗЕНИТА - ПОБЕДА НАРОДА!
Карикатура на космического интернационалиста "ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ" - КЛЕВЕТА НА КОСМИЧЕСКИХ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ И ПОДПОЛЬЩИКОВ
СИЯЮЩАЯ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ РАЗГРОМИЛА АМЕРИКАНСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ РОБОТОВ
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА О ПОБЕДЕ ОБАМЫ
ЭНГЕЛЬС – НОВЫЙ ПОИСКОВИК РУНЕТА
КОММУНИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К МАДОННЕ
западные футболисты издеваются над КНДР ГОРЕ ПОСТИГЛО ВСЕХ КОММУНИСТОВ НА ЧМ 2010 В ЮАР
АКТИВИСТЫ КП: НЕ ПОЗВОЛИМ БОНДАРЧУКУ ОПЛЕВЫВАТЬ КОММУНИСТОВ ДРУГИХ ЭПОХ И ПЛАНЕТ
КРЕМЛЬ СКРЫВАЕТ ПРАВДУ О КОСМОСЕ
Глава ЭССР Андрес Тамм ВНОВЬ СОЗДАНА ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА!
НЕ РАБОТАЙТЕ В ПРАЗДНИК ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОММУНИСТОВ БАРАКУ ОБАМЕ
АРШАВИН ЗАНИМАЕТ АНТИПАТРИОТИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ
Первые минуты на советской земле ВСПОМИНАЯ САМАНТУ СМИТ
Тот, кто тропку звездную открыл С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ КОСМОНАВТИКИ! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, КП!
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ В СВОИ РЯДЫ, ЕСЛИ ЕГО НЕ ПРИМУТ В ЗЕНИТ
Пойдет ли Спилберг на примирение с Россией? КОММУНИСТЫ ДАЛИ СПИЛБЕРГУ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!
ОСТАНОВИТЬ И ПОБЕДИТЬ "БАВАРИЮ"!
Top! Top!