Коммунисты Петербурга и Ленобласти. Коммунисты России
Главное меню
Главная
Новости
История КПЛО
Выборы
Документы
Статьи лидеров КПЛО
СМИ о нас
Программа КПЛО
Депутаты-Коммунисты
ENGLISH
Старый сайт
ВСТУПИТЬ В ПАРТИЮ
Партнеры
Контакты
Карта сайта
Twitter Малинковича

Подписывайтесь на Twitter С.Малинковича
Оказать помощь

Товарищи!
Вы можете оказать посильную материальную помощь коммунистам:
Webmoney:
R369783697292
Z196298694566
Яндекс-Деньги:
41001621643334


И ВСЕ-ТАКИ БЫЛА ДРУГАЯ ГЕРМАНИЯ! Печать E-mail
10.11.2009 г.

Сергей Малинкович о судьбе ГДР и Падении Стены  

Первую и вторую части  статьи Сергея Малинковича,  написанной к 60-летию Германской демократической республики и 20-летию падения Берлинской стены , читайте здесь http://kplo.ru/content/view/1071/5/ , http://kplo.ru/content/view/1087/5/

Image

 ГДР после смерти

 

Лидеры западных стран и господин Медведев пьют сейчас шампанское на обломках берлинской стены, и я рад слегка испортить им праздник хотя бы этой своей заметкой. Ведь если бы каждый, кто испытывает чувство  горечи и унижения из-за падения Стены, каждый, кто любит ГДР, как люблю ее я, написал бы статью, или лозунг на стене, плюнул бы в Горбачева, проголосовал бы за СЕПГ, вышел бы в пикет или на демонстрацию, то возможно, и Советский Союз и его маленькие друзья – соцстраны Европы – оставались бы сегодня с нами…

 

Руководители ГДР и Социалистической единой партии Германии, пришедшие на смену сброшенному демонстрациями обманутого народа Хонеккеру, оказались наивными слабыми и не очень порядочными людьми – пытаясь удержаться у власти, они угождали Горбачеву во всем, заискивали перед ФРГ, исключали друг-друга из партии…

 Впрочем, когда все они – Эгон Кренц, Ханс Модров, Грегор Гизи, Маркус Вольф – поняли, что в расширяющейся, как брюхо черного кашалота, Германии нет места для ГДР, (какой угодно, сталинистской или розовой) то как – то вдруг стали самими собой, перестали подличать, и заговорили простыми коммунистическими словами. За то, что последняя генерация руководства ГДР потеряла лицо лишь на время, а затем – уже в оккупации – повела мужественную борьбу за права восточных немцев, за память о социалистической Германии, я прощаю этим людям растерянность и потерю лица осенью 89-го и крепко жму им сегодня руки, и всякий раз выпиваю 50 грамм, когда они уделывают суку Меркель на выборах. А тогда, в октябре – ноябре 89-го года, моя маленькая ГДР сыпалась под невыносимым давлением ФРГ, под амбициями Гельмута Коля, который увидел для себя возможность войти в историю путем аншлюса другой Германии.

Восточным немцам впервые за 40 лет не на кого было опереться, так как Большой брат сдавал их с таким азартом и готовностью, что даже никогда не разжимающая губ железная Тэтчер разинула рот. ГДР умерла быстро, но не в одночасье, ее агония – уничтожение извне благополучного успешного социального государства – происходила на глазах всего мира, равнодушного, как равнодушно мир глядел на Мюнхенский сговор, Холокост, Хиросиму, войну во Вьетнаме, переворот в Чили и зверства Пол-Пота. Как только Горбачев дал понять Генсеку СЕПГ Кренцу, что Советский Союз больше не нуждается в ГДР и не отвечает за нее, партия Тельмана отпустила вожжи – то обещала выдать всем гэдээровцам загранпаспорта, то просто штемпель ставить; пограничники не хотели быть крайними в этой ситуации, а колбаса и западногерманские сиськи были так близки, так возможны.  9 ноября 1989 года разъяренная толпа восточных немцев штурмовала контрольно-пропускные пункты на границе и страшная ШТАЗи не сделала ни единого выстрела. Напомню, что Кренц, как и Хонеккер, настрого запретили войскам стрелять в безоружных…

Кстати, далее переговоры по всем сколько-нибудь значимым вопросам новое руководство ГДР вело только с ФРГ, на горбачевское «советское» руководство теперь попросту не обращали внимания. Конечно же, в тот день большинство восточных немцев радовалось падению Стены. Запретный плод всегда сладок, да простят мне это общее место. Стали много доступнее родственники на западе, друзья-эмигранты и дезертиры. Человек волен жить, где хочет – как возразить против этой избитой истины? Но вправе ли человек предавать и продавать свою страну ради  одного лишь свободного пересечения границ?  

Западные немцы тоже радовались. Простаки – искренне, они ведь были уверены, что ГДР это советская тюрьма. А власть имущие поставили на границе полевые кухни  с гороховой похлебкой и кормили каждого восточного немца, удовлетворяя свое унижение 45-го года, когда советский солдат-победитель хотел - разливал суп из полевой кухни голодным берлинцам, а хотел…

Выдавали каждому гостю и 100 марок, да еще с отметкой в гэдээровский паспорт, чтобы от продажи своей страны отвертеться было потом нельзя. Из каких фондов шли эти 100 марок на каждого зеваку-гэдээровца? По какой статье бюджета отчитывался за них в бундестаге Коль? В людях будили самые низменные чувства, расчетливо приучали к мысли, что в западном раю деньги сыплются с неба.  

Ну, а  затем гостеприимные западногерманские господа гламурно отправились в поставленную ими на колени ГДР. Они не посещали прославленные музеи республики, театры, варьете, а ломанулись в магазины и рестораны, где все было в пятнадцать-двадцать раз дешевле, чем на западе. Фарфор, цейсовская оптика, ковры, антиквариат вывозили мешками, как и следует оккупантам. В еще недавно полупустые рестораны Восточного Берлина теперь нельзя было попасть – их заполонили западные друзья, которые обменивали свою марку 1 к 15 на марку другой Германии. Жрали, пили, хватали за попы официанток, чего в социалистически-прусской Восточной Германии нельзя было себе представить. Западные немцы в ГДР выделялись своим поведением повсюду – на улицах, в кафе, в вагонах эсбана. Они громко смеялись, сквернословили, цитировали тупые американские фильмы. Гэдээровец и помыслить не мог бросить в баре на пол сигарету, войти в зал ресторана с собакой, пятому садиться к столику, рассчитанному на четверых. Свободные же немцы  садились за стол в верхней одежде, прикрикивали на официантов, устраивали скандалы, редко давали чаевые.

 Западногерманские молодчики прилюдно жгли пачки гэдээровских марок с портретами Маркса, швыряли полуобгоревшие банкноты пенсионерам Восточного Берлина – Хавайте, осси! Девушка-гид в автобусе с понаехавшими вежливо говорит: «Добро пожаловать в Берлин, столицу ГДР» - Мрази ей отвечают: « Недолго еще будет вашей столицей» - и, понятное дело, щипают за попу. Так было, это не кино… 

«Восточная марка продолжала падать, экономика ГДР от таких гостей затрещала по швам»- отмечает очевидец.

 Но безумие еще можно было остановить. На переломе черных 89-го\90-го даже полулегальная оппозиция теряющей власть СЕПГ не помышляла о сдаче на милость победителю. Вот что говорили лидеры Нового Форума – аналога нашей ДемРоссии: « Мы одна нация, но две страны. Наша государственность и, если хотите, самобытность, должны быть сохранены. Мы маленькая страна, последний наш шанс для самостоятельного социалистического развития зависит от успеха реформ в СССР» Но разве кто-то из горбачевской гоп-компании занимался всерьез реформой социализма? И все-же, по признанию большинства наблюдателей, даже те восточные немцы, кто требовал ухода от власти СЕПГ, роспуска Штази, боялись капитализма. А в ФРГ уже вовсю строили планы объединения.

Американцы высказались предельно четко: Объединенная Германия обязана стать членом НАТО. Уже и на этом этапе Советский Союз мог с полным основанием вмешаться в события, пресечь ползучую оккупацию, руководствуясь принципами защиты национальной безопасности. Но Горбачев только мычал, как это умеет он один. 

Сперва Коль выдвинул лозунг Конфедерации двух государств. Либеральная интеллигенция ГДР, возглавляемая гонимыми при Хонеккере Кристой Вольф и диссидентом Штефаном Геймом в ответ обнародовала Манифест «За нашу страну!», подписанный 30 политиками, писателями, художниками, священниками: « У нас еще есть шанс выработать социалистическую альтернативу Западной Германии. Сегодня особенно важно признать себя сторонником ГДР, поскольку Коль уже приступает к поглощению республики» Какие наивные, какие мужественные люди... Пиная Хонеккера и «жестокий режим СЕПГ-Штази», соблазняясь чернильной лысиной Горбачева,  вы уже подписали смертный приговор своей стране!  

Через десять дней многотысячная толпа штурмовала здание Государственной безопасности ГДР. Министр-сталинист Эрих Мильке успел загодя вывезти и передать русским списки тайных агентов ГДР в Западной Германии. Почему этот человек, брошенный затем Колем в тюремную камеру, не награжден орденом Героя России?! Ведь спасенные им люди и сегодня работают в интересах нашей страны.  

Кошмар разрастался по мере того, как черно-коричневая клякса ФРГ наползала на маленькую розовую республику. Гэдээровские пенсы  с ужасом подсчитывали: Государственные субсидии на социалку в 1989-м году составляли в ГДР 51 миллиард марок. Теперь же, после объединения, «в единую Отчизну» стандартная 3-х комнатная квартира обойдется восточному немцу не в 125 марок, а в 500. В шесть раз дорожал хлеб. В 10 раз – проезд на автобусе. С 15 до 70 марок повышалась плата за детский сад.  В ГДР внезапно понаехали старенькие вежливые люди на Мерседесах – они фотографировали, составляли перечень имущества, инвентаризировали. Это были нацисты – бывшие владельцы домов и участков, кафе и мастерских, они бежали в 45-м в американскую зону оккупации и вот теперь дождались своего часа.

После  насильственного объединения из свои домов, где прожили по 30-40 лет, были выброшены нацистами или детьми нацистов, тысячи человек! Хорошо, если государство предоставляло какое-никакое жилье выселенцам. А если закон и предписывал не возвращать конфискованное у нацистских бонз жилье, так оказывалось, что за день до самоубийства Гитлера герр Мюллер передал 9\10 своего особняка сыну или дочке, а те в нацистской партии не состояли, так что…

Работу потеряли 25 тысяч специалистов по политэкономии. Какая политэкономия, братья-немцы? Вы пиво пейте и не мешайте нам планету делить…Профессора марксизма-ленинизма устраивались истопниками и дворниками. Берлинский комбинат по производству средств связи уволил полтысячи инженеров, техников, ученых. И это только в процессе объединения, а затем  последовала остановка двух третей промышленности ГДР, сотни тысяч людей получили голубые конверты – уведомление об увольнении.  Сегодня, в 2009-м, когда Меркель подливает в бокалы Шираку, Горби, Бушу и Медведеву, Главный индустриальный центр ГДР превратился в кладбище пустых заводов с выбитыми стеклами  и воронами на дырявых крышах. Все дееспособное население мигрирует на запад, так как по требованию монополий ФРГ промышленности в моей республики почти нет, работать негде! Мертвая зона.

Осси-мигранты живут на западе в тяжелых условиях и работают за меньшие деньги, чем западные немцы, а их брошенные дети слоняются по улицам города-призрака, переименованного из Карлс-Маркс-Штадта в какой-то Кемниц, курят, ругаются, слушают рок; и ходят эти неприкаянные ребята в футболках с эмблемой несуществующей страны – молот и циркуль, колосья и красный флаг, надпись «Рожденный в ГДР», Вам ничего это не напоминает, уважаемый читатель?  

Что ж, 100 марок нарушителю границы 9-го ноября 1989-го года и похлебка из гороха окупили себя сторицей. По требованию автоконцернов ФРГ была ликвидирована автомобильная промышленность республики. Зачем дешевый трабант, если есть гламурный мерс? Из 10 тысяч рабочих Айзенаха в Опель взяли 260 человек, остальных – на улицу. Еще милее сердцу русского развивались события в культурной, так сказать, сфере. В Берлине снесли 6 из 7 памятников Ленину. И ни один советский офицер, ни один солдат не вышел защитить памятник основателю своей страны! Но ведь это дело немцев, возразят мне господа из Фонда Холокост.

Так вот, согласно этике ФРГ, вслед за Ильичем пришла очередь коммерческой застройки бывшего фашистского концлагеря Равенсбрюк, где при ГДР был создан Мемориал посвященный памяти замученных 92 тысяч женщин и детей 23 –х национальностей.  С момента объединения Германии на месте гибели десятков тысяч развернулось бодрое строительство торговых центров. Компания Кайзер ставила супермаркет, бизнесмены поменьше – кафе, палатки с аттракционами. Дорогу, ведущую к воротам лагеря, украсила пестрая реклама – сиськи, задницы,  пенящееся пиво, накрашенные губки, колена ниже юбки… Из списка почетных граждан Берлина был вычеркнут, понятное дело, Хонеккер, а затем писательница-антифашистка Анна Зегерс (помните роман Мертвые остаются молодыми), единственный космонавт ГДР Зигмунд Йен и т.д. 

Сейчас левые в Европе ужасаются – правительство ФРГ продало фанатику-нацисту гэдээровский мемориал памяти Тельмана, и дяденька уже обнародовал планы его сноса – частная собственность, что хочу  то и делаю.  Но если вспомнить, что еще в 1956-м году в Гамбурге (ФРГ, конечно) улица Тельмана, названная так сразу после войны, была переименована в Цветочную, что тут удивляться?

И приведу еще два факта, которые, полагаю, ставят точку в споре о том, преодолен ли в Западной германии фашизм. Проработавшей 26 лет министром образования ГДР Маргот Хонеккер, жене бывшего лидера республики, власти Объединенной Германии платили пенсию 300 евро. Она принципиально не брала эту подачку из рук победителей. Тогда Коль накинул еще 108 евриков, чтобы пересуды о гордой вдове упрямого Эриха прекратились. Но старуха и 400 не берет, называя  такую пенсию издевательством. Ведь бывшим эсесовцам в ФРГ платят 1000 марок.  

И еще – только перед последними выборами в Бундестаг, когда марксисты Левой партии получили 12 % голосов в масштабе всей Германии, в этой стране был отменен закон, согласно которому дезертиров из гитлеровского вермахта и изменников военных лет (главным образом, это были коммунисты, социал-демократы, пацифисты, пасторы Шлаги и Штауффенберги) перестали считать преступниками. С момента краха третьего рейха прошло всего-то 60 лет. Стоит ли говорить, что законопроект был предложен бывшей правящей партией ГДР? Не проголосовать за него остальные партии не могли – в этом случае De Linke получила бы не 12, а 20 %. 

Но как же сложилась судьба тех, кто был умом, честью и совестью Германской демократической республики? Руководители и пограничники пошли под суд. Но десятки тысяч сотрудников спецслужб и партийных работников – даже самого низшего звена, даже неосвобожденные секретари первичек – получили запрет на профессию. Ни один из дипломатов ГДР не взят на дипломатическую работу в Объединенной Германии. Жену последнего генсека СЕПГ Эгона Кренца с 1990 года не допускают до преподавательской работы.

Нет, она не была профессиональным партийным работником, а лишь преподавала немецкий язык и математику в младших классах, являлась  доцентом по педагогическому образованию. Но в 1988 году один год была секретарем первичной парторганизации СЕПГ, и потому ей запрещено работать по профессии, как «противнице Горбачева» - это официальная формулировка. А ведь жена Кренца не один час обсуждала наряды и мужиков с покойной Раисой. Мне не жаль супругу незадачливого немецкого генсека, как не жаль самого Кренца – он исключал Хонеккера, затем Модров исключил его, и в новой Германии бывший глава государства и неплохой педагог был взят на работу сторожем в какой-то авиасалон… А впрочем, Кренц не сдался, не опустил руки, хвалит ГДР, ходит на митинги коммунистов и ругательски ругает Горбачева. А покойный экс-глава разведки ГДР Миша Вольф, называвший Горбачева в 89-м свежим ветром посреди затхлого мирка Хонеккера, уже через пару лет после аншлюса прямо говорил, что «советский президент продал нашу страну за бутерброд с колбасой».

 

И я все могу простить прозревшим перестройщикам ГДР, которые не отказались от социалистических идеалов и честно прошли через тюрьмы и суды после оккупации ГДР западным соседом, но только Хонеккера, его судьбу, долю брошенного ими на съедение  толпе старика-антифашиста я до конца им так и не прощаю! Так что хорошо, что эти мои товарищи из Партии демократического социализма - De Linke прошли через страдания. Умнее будете, геноссе.

  А вот чем виноваты  тысячи других - учителей, госслужащих, чекистов, партийцев, не являвшихся женами Кренца или лукаво-наивного разведчика Миши Вольфа, который, кстати, не назвал ни одного из своих агентов жестоким судьям победителей. Запрет на профессию коснулся  офицеров Национальной народной армии ГДР, и, как уже говорилось, низовых партийных работников – все это люди с высшим образованием, с опытом управленческой работы. Их выгоняли даже из средних школ, из ясель, из детских садов, куда они устраивались, потеряв основное место работы. Сотни, если не тысячи, покончили с собой.  Эмгэбешное клеймо, клеймо СЕПГ, клеймо ННА, а, по-моему, это все одно клеймо - на нас. 

Встречаются Горемыка и Хроникер

 Помните эту шутку восьмидесятых? Ничего не знаю смешнее и лаконичнее из политических анекдотов. Но Громыко был совсем не Горемыкой, а холодным господином НЕТ, потому Горбачев и убрал его. А вот Хонеккер со временем гонений побывал и в доме хроникера и стал самым настоящим Горемыкой. Я думаю, мой дед-связист  и бабка-зенитчица, пораненые, но выжившие на войне и передавшие мне весьма сдержанное отношение к немцам, все-же иначе отнеслись бы к тем уроженцам Германии, кто умирал под пытками, сидел в гестапо, дрался в белорусских лесах плечом к плечу с нашими партизанами. Из таких вот других немцев , тоже чудом выживших в антифашистском подполье или попросту числившихся в штатах РККА, и состояло руководство ГДР.

К примеру, Генерал Карл Кляйнюнг, один из организаторов убийства фашистского гаулейтера Белорусии, участник боев в Испании, смертельно рисковавший собой в Минском красном подполье в 42-44 годах ( его липовое изготовленное НКГБ удостоверение на имя унтера Шульца хранится в Музее ВС СССР в Москве) до пенсии руководил контрразведкой ГДР, был женат на латышке, тоже советской разведчице.

Когда началось все вышеописанное безумие, он заперся в своем доме, глядя из-за штор на появившиеся на стенах свастики, лозунги «Русские, вон»! От отчаяния старый генерал не мог сдержать слез. Потом плюнул на все, повесил на фасаде своего дома флаг ГДР (он не снимал его и после аншлюса), отказался принять пенсию от новых властей (может, она тоже не дотягивала до стандартной эсесовской?) и умер в доме для бедняков - престарелых. Таких историй – сотни. Скажите, если тем немногим немцам, что выбрали русскую сторону в войне с Гитлером, было так плохо в новой Германии, что празднует сегодня в Берлине наш Президент?!

 Я убежден, что пройдет не так уж много времени и немцы воздадут должное Эриху Хонеккеру и его товарищам. Хороший был  парень! – так уже сейчас говорят о нем на землях бывшей ГДР, из которой весси выжали все человеческие соки и ресурсы. Но тогда, в 89-м, больного старика-антифашиста травили на каждом углу. Куда бы ни приезжала гонимая чета Хонеккеров, молодчики и сторонники аншлюса  объявляли на них охоту. У него не было ни дома, ни вещей, ни денег, кроме последних сбережений. Их приютил священник-диссидент. И паства пошла против пастыря, потребовала выгнать стариков. И партия, которая могла бы защитить его, которая до сих пор, будучи одной из парламентских фракций, официально поставлена под надзор контрразведки, партия, которая завтра будет гордиться своим отдаленным родством с упрямым стариком-антифашистом, почти ничего для него не сделала!  

Спросите Кренца сегодня, как он оценивает травлю и суд над больным узником гестапо? В ответ прозвучит гневная отповедь антинародному режиму. А тогда все они – Кренц, Модров,  Вольф, Гизи – только качали головами, мол, нехорошо как-то мучить дедушку... Таково было общественное мнение на востоке, и они под него подлаживались.   Сейчас, когда объединению почти 20 лет, настроения резко изменились. Изменилась и риторика наследников СЕПГ… 

Естественно, Хонеккер тяжело заболел, ему было к восьмидесяти. Горбачеву было плевать на него, он и Кренца – то – своего протеже – не стал потом спасать… Министр обороны СССР Язов, ветеран войны и  будущий член ГКЧП, отдал приказ тайно перевезти семью Хонеккеров в СССР. Это произошло после одной из многих перенесенных   Хонеккером тяжелых операций ; прямо в палату клиники Шарите влетела молодая дама из прокуратуры и ледяным голосом зачитала ордер на арест. Хонеккеру вменяли государственную измену. За два года до этого изменника с помпой принимали в ФРГ, как главу государства, а в его родном городе (он был родом из земель, отошедших к американскому сектору) к приезду гостя западные немцы развесили транспаранты: «Добро пожаловать, Эрих!»  

Подумали-подумали насчет измены Хонеккера и поменяли формулировку на «доведение экономики до краха». А тут как раз по воле западных хозяев стали массово закрывать цветущие при Эрихе промпредприятия восточных земель. И это обвинение стало выглядеть нелепо. Что же до вменяемого ему личного обогащения, то телеэкраны всего мира обошли кадры, когда худой изможденный старик рявкнул на прокурора – «Я бедный человек!» Стали проверять – никакой личной недвижимости, никакого хозяйства, на счетах в банке – 12 тысяч марок. Примерно полуторогодовая зарплата преуспевающего гэдээровца. 

Итак, Хонеккера, мыкавшегося уже более года по церковным приютам,  по приказу Язова тайно вывезли на самолете в Москву. Это случилось весной 91-го. Его атаковали журналисты. Старый политикан охотно давал интервью и повторял, как заведенный, что все-подонки, а социализм-победит, неудачи, мол, временные. Сейчас, когда о социализме говорят от Стокгольма до Каракаса и от Чавеса до Миронова, эти слова не кажутся оригинальными. А ведь стояло лето 1991-го года… Полагаю, эта неизменность политического кредо умирающего старика раздражала врагов ГДР больше всего. После провала ГКЧП в августе 1991 года (дед не скрывал своих симпатий к неумелым оппонентам Горбачева) немецкие эмиссары зачастили в Москву, без церемоний требуя от Ельцина выдать Хонеккера карательным органам ФРГ. В зависимость от этого вопроса, на всякий случай, были поставлены и поставки гуманитарки. Но Ельцин согласился быстро и легко – его ничего не связывало с ГДР, если не считать, конечно, совместного с Хонеккером открытия Памятника Тельману в Москве в 1986-м году. 

10 октября 1991-го года министр юстиции РФ передает Хонеккеру официальное требование в течение двух суток прокинуть территорию России. На следующий день после этого привыкший еще с 30-х годов к явкам, паролям и беготне по чердакам товарищ Хонеккер  с супругой  прячется в чилийском посольстве. Вопреки позиции собственного постпиночетовского правительства, убежище от русских и немецких властей старому антифашисту предоставил чилийский социалист-альендовец Клодомиро   Альмейда, тогдашний посол Чили в России. В 1973-м году, после кровавого переворота Пиночета, Альмейда, как и тысячи чилийских коммунистов и социалистов, нашел убежище и подчеркнуто теплое отношение к себе в ГДР, и теперь решил отплатить той же монетой. Как видим, чтобы быть порядочным человеком и помнить добро, не нужно стоять во главе сверхдержавы, обладать огромной властью и т.д.  

Ведь правительство Чили отказалось предоставить убежище бывшему лидеру ГДР и требовало от своего посла отдать Хонеккера на съедение Ельцину и немцам. Но Альмейда прятал Ельцина до самого последнего дня своего пребывания в ранге посла, и на этом его дипломатическая карьера была скандальным образом закончена. Кстати сказать, жена и дочь Хонеккера, проживающие ныне в Чили, ежегодно по приглашению Фиделя и Рауля Кастро отдыхают на небогатом Острове Свободы за счет местного социализма, которому когда-то благополучная ГДР не раз подставляла плечо. Как все переплелось в этой истории – немецкие и чилийские антифашисты и вечно живой Кастро по одну сторону, Ельцин, Горбачев, Пиночет  и гестапо ФРГ – по другую. А где была Россия? Где был безмолвствующий народ, когда на глазах всей Москвы в стране, победившей фашизм, терзали старика, который 10 лет провел в Моабитской тюрьме? Впрочем, этот вопрос могу с таким же успехом задать и себе. Мне было уже шестнадцать, и я вполне мог бы дать в глаз тому, кто отправился исполнять требование немецкого герр  офицера…Надеюсь, что наши дети будут смелее нас!

 Итак, сразу после скандального отзыва посла Альмейды назад в Чили, Хонеккер в сопровождении насвистывающих модный шлягер 90-х  российских охранников был посажен на самолет, летящий спецрейсом до Берлина. В аэропорту его встречали тюремщики и  молодые активисты Германской компартии. Западногерманские комсомольцы кричали ему: «Эрих, мы с тобой!» Неунывающий Хроникер в ответ поднял сжатый кулак – знаменитый жест Рот-фронта тридцатых годов. И верно, Германия с 1933-го года мало изменилась. 

Вспоминает Олаф Кюль, участник ареста Хонеккера в берлинском аэропорту:

 «Мы поднялись на борт втроем – я, комиссар полиции и врач. В самолете больше никого не было, Он был одет в летний светлый костюм, на голове шляпа, рост метр семьдесят примерно. Бледный вид человека, ведущего аскетичный образ жизни. Мы стали в круг. Комиссар сказал: «Настоящим я Вас арестовываю, господин Хоннекер». Он согласился. И у нас состоялся, в общем-то, довольно приятный разговор о видах Берлина с высоты птичьего полета. Он был весел, шутил. Арест не изменил его самоощущения. Хоннекеру пришлось раздеться для обыска, но, даже стоя в нижнем белье, он чувствовал себя государственным деятелем. Относился к нам не как к врагам, считал, что находится среди своих – просто он временно в таком положении, но все знают, что он является Хоннекером.

 

Это искусство, стоять в белье в окружении полиции и вести себя как глава государства. Он был психологом, ловил взгляд, реакцию людей. Подспудно приглашал к разговору. Рассказывал анекдоты. Хотелось смеяться вместе с ним. Мне приходилось делать усилие, чтобы сдержаться, потому что этим я как бы переходил на его сторону. Очень харизматичный человек. Умел очаровывать. При обыске у него нашли бумажку, на которой ручкой был написан телефон. Спросили, чей это номер. Оказалось, Гельмута Коля. Хоннекер должен был позвонить ему, если вернется из России. Но он рассказал это тоже как шутку. Полиция очень боялась, что он убьет себя по дороге в тюрьму. Яд искали везде, проверили каждую щель, каждую складку на одежде, шляпу, все-все. Я прошел в кабину экипажа, спросил капитана, как он себя вел. Капитан тоже сказал, что очень спокойно, расслаблено» 

 

В Моабите его поместили в ту самую камеру, где Хонеккер уже сидел с 1935-го по 1945-й годы. При аресте  полицейские ФРГ отобрали у него кошелек. «Но этого не сделало даже гестапо!» - не на шутку удивился видавший виды Хонеккер. Так  мог бы сказать мой дедушка... 

 

Немало поломав голову над обвинениями, юстиция ФРГ в конце-концов инкриминировала Хонеккеру  гибель 49 человек, пытавшихся перелезть берлинскую стену и убитых пограничниками ГДР по приказу руководства страны. Тут кто-то с Востока поинтересовался, почему спешно был уничтожен музей, посвященный памяти 40 пограничников ГДР, убитых неизвестными лицами с западной стороны Стены, и почему никто не пытается отыскать и судить этих неизвестных лиц?!

 

 Тогда больного раком печени большевика решили вдруг освободить «по гуманитарным соображениям».  

 

В тюрьме Хонеккер вступил в крохотную Германскую коммунистическую партию, так как из СЕПГ его исключили за «противодействие демократизации» 

 

После освобождения из тюрьмы многострадальный Хроникер выехал в Чили, где и сейчас живут  его жена и дочь. В 1994-м году ему предложили сделать новую операцию, но дед ответил, что он устал жить и отказался.  

 

На его похороны пришли тысячи чилийцев, нашедших в ГДР спасение от концлагерей и расстрелов в годы Пиночета. Играл «Интернационал», а гроб был покрыт флагом несуществующего государства – Германской демократической республики. 

 

И этот флаг кажется мне гораздо ближе  , чем тот ,  под  которым на обломках славной Берлинской стены без задней мысли пировал наш умный президент.

 

Image

 
« Пред.   След. »
Вступить в партию
Вступить в партию Коммунисты России
История КПЛО
Коммунисты Петербурга и Ленинградской Области (КПЛО) - Межрегиональная общественная организация. Создана в 2003г. Имеет государственную регистрацию. Численность - 500 членов. Входит в состав Общероссийской организации КОММУНИСТЫ РОССИИ
Популярные
Позор киносодержанке Бонда! КОММУНИСТЫ ПРЕЗИРАЮТ КУРИЛЕНКО- КИНОСОДЕРЖАНКУ БОНДА -007
ЦИНИЧНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ И ГИМН БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ ОПЫТАМ НАД ЛЮДЬМИ
ПОБЕДА ЗЕНИТА - ПОБЕДА НАРОДА!
Карикатура на космического интернационалиста "ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ" - КЛЕВЕТА НА КОСМИЧЕСКИХ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ И ПОДПОЛЬЩИКОВ
СИЯЮЩАЯ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ РАЗГРОМИЛА АМЕРИКАНСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ РОБОТОВ
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА О ПОБЕДЕ ОБАМЫ
ЭНГЕЛЬС – НОВЫЙ ПОИСКОВИК РУНЕТА
КОММУНИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К МАДОННЕ
западные футболисты издеваются над КНДР ГОРЕ ПОСТИГЛО ВСЕХ КОММУНИСТОВ НА ЧМ 2010 В ЮАР
АКТИВИСТЫ КП: НЕ ПОЗВОЛИМ БОНДАРЧУКУ ОПЛЕВЫВАТЬ КОММУНИСТОВ ДРУГИХ ЭПОХ И ПЛАНЕТ
КРЕМЛЬ СКРЫВАЕТ ПРАВДУ О КОСМОСЕ
Глава ЭССР Андрес Тамм ВНОВЬ СОЗДАНА ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА!
НЕ РАБОТАЙТЕ В ПРАЗДНИК ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОММУНИСТОВ БАРАКУ ОБАМЕ
АРШАВИН ЗАНИМАЕТ АНТИПАТРИОТИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ
Первые минуты на советской земле ВСПОМИНАЯ САМАНТУ СМИТ
Тот, кто тропку звездную открыл С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ КОСМОНАВТИКИ! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, КП!
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ В СВОИ РЯДЫ, ЕСЛИ ЕГО НЕ ПРИМУТ В ЗЕНИТ
Пойдет ли Спилберг на примирение с Россией? КОММУНИСТЫ ДАЛИ СПИЛБЕРГУ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!
ОСТАНОВИТЬ И ПОБЕДИТЬ "БАВАРИЮ"!
Top! Top!