Коммунисты Петербурга и Ленобласти. Коммунисты России
Главное меню
Главная
Новости
История КПЛО
Выборы
Документы
Статьи лидеров КПЛО
СМИ о нас
Программа КПЛО
Депутаты-Коммунисты
ENGLISH
Старый сайт
ВСТУПИТЬ В ПАРТИЮ
Партнеры
Мы в контакте
Контакты
Карта сайта
Twitter Малинковича

Подписывайтесь на Twitter С.Малинковича
Оказать помощь

Товарищи!
Вы можете оказать посильную материальную помощь коммунистам:
Webmoney:
R369783697292
Z196298694566
Яндекс-Деньги:
41001621643334


УХОДЯТ САМЫЕ КЛАССНЫЕ ГЕРОИ ДЕТСТВА И ЮНОСТИ Печать E-mail
22.07.2010 г.

СЕРГЕЙ МАЛИНКОВИЧ

ВСПОМИНАЕТ О ЛУИСЕ КОРВАЛАНЕ

В 80-х годах среди нашей молодежи были те, кто по наивности или мудрости – это как посмотреть – приняли за чистую монету ценности интернационализма и солидарности, от которых уже потихоньку и по разным причинам отказывалось поколение отцов. Мне повезло оказаться среди пионеров, последними снимавших галстук в школе конца эпохи СССР, где пикантные журналы уже давно вытеснили из пеналов и ленинских комнат портреты Луиса Корвалана, Виктора Хара, доктора Альенде и их воинственных кудрявых друзей из Сальвадора и Никарагуа.

А вчера я весь день чувствовал себя неважно. Думал - перепад погоды действует на несгибаемого большевика, а потом мне сообщили, что Луис Корвалан, дон Лучо отбыл в свою последнюю нелегальную командировку.

"Просыпаюсь утром рано - нет Луиса Корвалана. Что же ты наделала, хунта пиночетова"? - куплет из песенки группы Юго-Запад, 1990г.

Image

Не стану подробно излагать здесь начало биографии этого маленького человека с носом-клювом, в неизменном пончо и с таким выражением глаз, что кажется странным, как его – даже загримированного – не опознала по преданности в них светлым идеям проклятая фашистская хунта. Ленты информационных агентств напомнят, что любимец советских старушек вышел из простой семьи, с трудом выучился на учителя. Становление Корвалана, как политического активиста, произошло в конце 30-х годов, когда СССР и Сталин казались прогрессивным чилийцам единственной преградой против фашизма.

Людям труда от буржуев-лодырей

Нечего ждать никогда снисхождения.

Нам надо бить их.

Да побольнее! За их тупое высокомерие!

– вспоминал при мне дедушка Корвалан задорную песенку своей молодости. А песней моей юности была Pueblo Unida!

Уже тогда, в тридцатых, в Чили коммунистическая партия была серьезной национальной силой. На словах всегда соглашаясь с инструкциями Коминтерна, она стремилась проводить реалистический курс, помогая формированию антифашистских демократических правительств и максимально облегчая жизнь себе и своей социальной базе – рабочему классу, интеллигенции, молодежи. Политика КПЧ в 30-40-е годы часто менялась, приходилось лавировать между требованиями Сталина-Димитрова, влиянием США и реалиями диалога с национальным капиталом – так, партия зачастую брала на себя роль посредника в поиске компромисса между бастующими рабочими и хозяевами. Многие звезды партии закатились – то шла борьба с троцкизмом, то с титоизмом, то с культом личности, то с браудеризмом (уклон в пользу растворения компартии в розоватой рузвельтовской каше) но Луис Корвалан, редактировавший газету КПЧ Сигло, миновал все эти ловушки и явно раздутые миражи. Ученик тяготевшего к идеям Народного Фронта Рикардо Фонсеки и, напротив, твердокаменного сталиниста-чекиста Гало Гонсалеса, Корвалан превратился в конце 50-х годов в настоящего хранителя клубка разнообразных и зачастую противоречивых дорог-тропинок чилийских коммунистов.

А кстати, не забывал маленький, да удалой Корвалан про свою подругу Лили, которая, как он признается в мемуарах, едва только стала его секретаршей в «Сигло», любила закрыть изнутри кабинет редактора. Так они и проживут всю жизнь, где будет и вполне удобное и почетное сенаторство, и бесконечно-долгая Москва семидесятых, и смерть, поджидающая на каждом шагу и хлопоты по устройству быта в 90-е, когда ни Корвалан, ни его партия, ни его дети, казалось, были уже никому не интересны.

Советский народ узнал генсека КПЧ уже в годы побед и поражений правительства Народного единства, но чтобы правящая коалиция социалистов и коммунистов стала возможной под боком у США, да еще в такой довольно крупной стране, как Чили, нужен был большой талант политика, стратега и тактика, дипломата. Этими качествами были наделены и Альенде и Корвалан, и Родней Арисменди из Уругвая, вечный друг-соперник дона Лучо, и верный товарищ их Фидель, с которым, кстати, отношения поначалу не заладились. Зрелые мужички Юга Америки выступали за мирный путь к социализму, а молодой и горячий Кастро планировал поднять везде партизанские восстания. В середине 60-х дошло до взаимных и публичных упреков между жавшейся к кремлевской стене КПЧ и гордой и смуглой Компартией Кубы. И ведь оба были правы – промосковский маленького росточка учитель и бородатый гигант с гаванской сигарой. Корвалан чувствовал, что многолетние, заложенные еще сказочным коммунистом Рекабаренном, традиции чилийского рабочего движения позволят сформировать Широкий парламентский фронт левых и взять власть, Фидель знал пожатие каменной десницы Вашингтона, понимал - замочат.

И вот они стоят передо мной, самые классные герои детства и юности, герои, которых лишены сегодняшние молодые люди и ведь, кажется, совсем не жалеют об этом. Но о последствиях такой безжалостности пожалеет еще вся страна.

Фидель, Манделыч, Альваро Куньял, Луис Корвалан, Манолис Глезос, Анжела Девис, Даниэль Ортега, и еще десятка два имен и аббревиатур – Фронт Марти, сандинисты, ФРЕЛИМО, СВАПО, гремучая ангольская МПЛА... Многих уже нет на свете, но первые в списке оказались поразительно живучими людьми – может быть, чтобы напомнить, как много значат их дела и как несправедливо и глупо, что их попытались позабыть. Будто старые, но упрямые игрушки, они то и дело попадаются на глаза, когда их обладатель привыкает уже вроде совсем к другим играм… Один бог знает, как Луису Корвалану удалось и поднять компартию из гетто запретов и нелегальщины, куда ее загнали ветра маккартизма; как удалось сохранить и упрочить союз с непутевой и леворадикальной Социалистической партией, с чилийской интеллигенцией, так остро воспринявшей и ХХ съезд КПСС, и подавление венгерского мятежа и интервенцию советских войск в Чехословакию. Полагаю, что Корвалан всегда существовал в двух реальностях – в простой системе двухполярного мира, где его партия давно была верным отрядом Москвы и давней мишенью Белого Дома, и в сложном постколониальном чилийском обществе, где позволялось играть в демократию и парламентаризм, в состязательность идей и партий, но ровно до момента заключения Договора о дружбе с СССР.

Отлично понимая и то и другое, Корвалан делал, что должно и будь что будет. Он разглядел в Сальвадоре Альенде именно того лидера, который единственно от левых сможет получить хотя бы относительное большинство голосов избирателей. Ведь Альенде так часто баллотировался на пост президента и всегда проигрывал, что даже в своей Соцпартии он всем уже надоел. Но великий труженик и мастер маневра, Альенде не знал себе в этом равных – Корвалан, сам, будучи таким же, чувствовал партнера. Как понимал и то, что сам он – лидер именно коммунистической партии – никогда не будет избран президентом Чили. Но если бы Корвалан не сумел оседлать свои амбиции, он мог бы упорно – влияние партии, порядка 15-17%, позволяло это – настаивать на выдвижении своей кандидатуры от блока левых сил год от года, и мир никогда бы не узнал светлого чуда чилийской революции...

 

И еще очень важно для понимания политического мастерства Корвалана упомянуть его умение сохранить внутри партии многих выдающихся представителей творческой интеллигенции Чили, в первую очередь нобелиата Пабло Неруду и барда Виктора Хара, но далеко не только их. Это требовало и терпения и снисходительности и умения разъяснить весьма шумным и увлекающимся творческим товарищам те или иные жесткие заявления и шаги партии, накрепко привязанной к Москве и, позднее, к Гаване, к системе ценностей холодной войны ОНИ-МЫ.

Image Он был такой хороший. Такой умный. Такой смелый. Такой веселый и неунывающий дед. И если Леонид Ильич Брежнев только вырвал бы Корвалана из лап подонка и фашиста Пиночета, то уже заслужил бы не одну звезду героя. Потому что тогда, в 1976-м, подарив западу неудачника экстремиста и эгоиста Буковского – это полное ничтожество, и взамен сохранив жизнь такому невыносимо яркому для фашистов противнику, как Дон Лучо, мы показали и всему миру и каждому советскому человеку, каждой бабульке, каждому октябренку, какими ценностями живет наша страна и как она относится к своим друзьям. Но не является ли падение правительства социалистов и коммунистов в Чили свидетельством непрофессионализма Корвалана и его товарищей? Любой, кто знает ситуацию не по статьям Латыниной, легко ответит на этот вопрос. Корвалан был самым здравым советником Альенде, а Корвалану в свою очередь советовали мудрые старики из Кремля. Компартия Чили настаивала на умеренном варианте преобразований в стране, сохранении союза с национальной буржуазией и демократическими кругами, диалоге с армией, подавлении левых экстремистов.

Но даже если бы Альенде, который соглашался с большинством предложений КПЧ, сумел бы проводить именно такую линию, он все равно был бы свергнут путем кровавого военного переворота извне. Потому что даже дестабилизированная Вашингтоном чилийская революция с ее очередями за молоком и мясом, взрывами на улицах и маршами пустых кастрюль, оказала огромное влияние на Южную Америку, подобно тому, какое сейчас оказывает Венесуэла Чавеса. Только убрать Чавеса – профессионального военного - у американцев кишка тонка. А тогда, в 1973-м, Широкий фронт левых был создан в Уругвае, Боливии, Аргентине; складывался он и во Франции, Италии, ряде небольших стран. Вашингтону необходимо было примерно утопить в крови чилийскую революцию, чтобы не у кого в этом полушарии не было соблазна плохо себя вести.

На что же рассчитывали Корвалан и его товарищ Альенде? Видимо, сначала предполагали, что успешное развитие революционного процесса и широкая поддержка населения сделают невозможным переворот и вмешательство, а затем надеялись достойно уйти в оппозицию и весьма влиятельную, а при удобном случае снова взять власть. Но никакая оппозиция в Чили в планы США не входила. Не ошибка, но проблема Корвалана заключалась в том, что его партия оказалась не готова к адекватным формам борьбы в случае военного переворота. Но если весь свой период нахождения на посту генсека КПЧ он пытался доказать нейтрально настроенным чилийцам, что Компартия – это широкая массовая гражданская организация, которой можно доверить власть, не боясь ее узурпации, как он мог параллельно делать из 200-х тысячной партии боевой отряд?!

Если бы в печать просочилась информация о немирном характере КПЧ, Народное единство никогда не получило бы поддержки на выборах. Когда же по Ла Монеде палили танки, партия оказалась беззащитной. Она не смогла помочь ни Альенде, ни народу, ни себе.

Тут можно было бы и закончить рассказ о покойнике, ставшем жертвой бинарного мышления холодной войны и нашедшего приют в престижном квартале Москвы 70-х, но дед был нетипичным персонажем. Перед глазами у меня стоит портрет Луиса Альберто. Домохозяйкам 90-х это имя живо напомнило бы о перипетиях сериалов, но если домохозяйки достали бы из шкафов пылящиеся там свои пионерские галстуки и комсомольские значки, жизнь наша сложилась бы по-иному. Луис Альберто Корвалан, сын дона Лучо, инженер и член ЦК комсомола, был, как и все члены семьи лидера коммунистов, подвергнут пыткам – гестапо Пиночета пыталось выяснить адрес конспиративной квартиры, где скрывался наш друг-генсек. И поскольку поймали незадачливого конспиратора и его товарищей довольно быстро, думаю, кукуя в подвале, Корвалан-старший вспоминал свои споры с Фиделем, который говорил, что в Южной Америке надо не считать проценты на выборах, а учиться стрелять.

Сейчас я думаю, что же именно – издевательства военных в лагере смерти на острове Досон, физическое истребление почти всех членов руководства партии, переоценка ситуации или все-же смерть сына от пыток (Луис Альберто умер уже в Болгарии, в возрасте 28 лет) привели много позднее Корвалана к решению начать вооруженную борьбу с хунтой и самому принять в ней участие?! Пусть каждый ответит сам.

 

Сын Корвалана Луис Альберто
Сын Корвалана Луис Альберто

А как интересно и весело жил Дон Лучо в Москве! Брежнев заплакал, когда после обмена в Цюрихе маленький смуглый человек вошел в зал заседаний Политбюро. В своей книге я описал, как КГБ разрабатывал на крайняк план боевой операции по спасению Корвалана из лагеря смерти. И это правда...

Беспокойного гостя и его массивную жену в шапке-ушанке полюбила вся страна. Он же не учил русский язык, и досаждал соседям по дому, где жил, когда из окон и дверей его квартиры, шел дым столбом – коммунист на балконе готовил мясо на углях, а мирная советская номенклатура думала, что пожар или, может, агенты Пиночета подожгли квартиру чилийца. А он просто скучал по Сантьяго. Но даже мышка от Пиночета не могла прошмыгнуть через советскую границу, и за это-то Луис Корвалан прощал все грехи нашей великой Родине. Потом он признавался, что не мог взять в толк, почему в СССР нет частных кафе и салонов красоты, почему бы не дать диссидентам какую-нибудь маленькую газетенку для отвода западных глаз, почему все должны писать соцобязательства… Image

Вообще это был уже немолодой человек, и при всей любви к Советскому Союзу ему трудно было привыкать к нашей жизни, где в очередях порой приходилось стоять даже самым преданным ленинцам. Но вряд-ли отсутствие частных булочных значило для Корвалана больше, чем наличие Державы, могущей противостоять США и через моря-океаны помогать и его партии и всем, кому в Кремле хотелось. Да и образование и здравоохранение здесь были общедоступны, тогда как в Чили правительство левых боролось за ежедневную чашку молока для детей бедняков. Поэтому ни в публичных, ни в частных разговорах дон Лучо никогда не попрекал дефицитными наборами страну, которая спасла его от смерти, а Вьетнам – от порабощения. Но и сидеть тут исключительно перед микрофоном радиостанции «Слушай. Чили!» он тоже не собирался. Корвалана потому не забудут в Чили, потому никогда не сможем забыть мы – рожденные в СССР – что его честность и отвагу, далекую от политической конъюнктуры, не поставят под сомнение даже самые гнусные контры.

Он мог питать определенные иллюзии до переворота, до заключения в лагерь смерти, но уже потом ясно понимал – попадись он в Чили, второй раз обмена не будет. Убиты были и сам президент Альенде ( вернее, застрелился, но альтернативой была запланированная авиакатастрофа) и все лояльные к нему военные, ключевые министры правительства Народного единства, певцы и поэты, включая зверски замученного Хара и умершего своей смертью, но под дулами пиночетовцев Неруды, весь состав ЦК КПЧ и комсомола, а также и социалистической партии…И все-же под давлением Корвалана Международный отдел ЦК КПСС и КГБ начали подготовку к его возвращению в Чили еще в 1978-м году.

Старика раззадорила и вдохновила боевая Сандинистская революция в Никарагуа в июле 1979-го года и развернувшееся в Сальвадоре и Гватемале партизанское движение. Кроме того, скажу прямо, что с момента переворота в Чили до начала 80-х годов в этой стране все-же выжили в подполье ячейки компартии, и по причинам естественной убыли к руководству в них пришли самые молодые товарищи - радикально настроенные и довольно холодно относящиеся к эмигрантскому руководству КПЧ. Стоял вопрос и о престиже Корвалана и о сохранении контроля над партией, вопрос о недопустимости ее раскола на внутреннее и эмигрантское крыло, к чему вообще-то шло все дело. Но если и тогда многие понимали, что Чили - не Сальвадор и не Куба и по целому комплексу причин там невозможна широкомасштабная и успешная революционная война, то хотелось, наверное, дону Лучо хотя бы противопоставить фашистской диктатуре нечто более внушительное, чем радиопередачи из Москвы на испанском языке.

В глубокой тайне чекисты сделали упрямому старику пластическую операцию; убрали горбинку на носу, знаменитый клюв, по которому узнавали лидера коммунистов все патриоты и особенно патриотки Чили. Ввели в операцию и нескольких двойников новоявленного сеньора, которые разъезжали теперь по Южной Америке с одинаковыми паспортами туда-сюда, путая следы охранки. Эх, несдобровать было бы задорному поджигателю московской квартиры, попадись он Пиночету. ( Незадолго до тайного проникновения Корвалана в Чили , при попытке проникнуть в свою страну с советской помощью был похищен и убит другой герой – лидер коммунистов Парагвая мой друг и брат Антонио Майдана, которого лютой ненавистью ненавидел диктатор Стресснер, близнец Пиночета )

И как только этот маленький человек с изуродованным лицом и чужим паспортом появился в Чили, страну и верно залихорадило. Начались дни массового протеста против диктатуры, они проходили теперь ежегодно. Был создан Патриотический Фронт имени Мануэля Родригеса, проводивший тут и там вооруженные вылазки. Его активисты – в основном, молодые коммунисты – проходили подготовку в СССР, а также на Кубе и в Никарагуа. Я думаю, Пиночет не знал, но чувствовал что его смертельный враг снова здесь, дышит морским воздухом Вальпараисо, таится в селитряной Пампе, в бедняцких кварталах Сантьяго…

Много лет спустя два непримиримых дряхлых старика будут изо всех сил стараться пережить друг-друга, насладиться крахом противника. Пиночет хихикал, когда развалился Советский Союз, а он – фашистюга – был еще в силе, имел гарантии сената, держал в руках армию. Корвалан торжествовал, когда уже в конце 90-х позорные договоренности утратили силу, и Пиночета стали таскать по судам даже умеренные социал-демократы (все они натерпелись от фашистов), а его подручных сажать в тюрьму. Когда Пиночет мучительно умер после унизительных процедур судов и домашних арестов, Корвалан примирительно высказался в том смысле, что, конечно, по-человечески кто-то из чилийцев, может, и пожалеет покойного тирана, и родных он-де понимает, но такая был сволочь, такой нелюдь, – меланхолично отметил наш дед. Есть все-таки бог на свете, что отпустил светлому старику Корвалану больший срок, чем страшному палачу в черных очках, про которого советские дети думали, что он и есть хунта целиком.

Пиком корвалан-импульса в борьбе чилийцев против диктатуры стало покушение на Пиночета в 1986-м году, подготовленное довольно тщательно, но все-же не достигшее цели, хотя и подорвавшее самоуверенность диктатора. Покушение – даже неудачное - продемонстрировало чилийцам, что фашизм далеко не так всесилен и неуязвим, как хотел казаться. И хотя участники покушения были все пойманы, они же потом бежали из тюрьмы совершенно ковбойским способом, с помощью подземного хода и вертолета.

Почему же в конце 80-х, когда Пиночет стал отступать, ключевые позиции в антидиктаторском движении заняли не коммунисты и даже не социалисты, а христианские демократы, бывшие некогда союзниками Пиночета и креатурой США? В первую очередь потому, что с началом перестройки резко упало влияние СССР в странах Латинской Америки. Горбачев был совершенно не заинтересован в победе левых за рубежом, напротив, западные партнеры все настойчивее требовали от него прекратить всякую помощь и поддержку многолетним друзьям и товарищам нашей страны во всех регионах мира.

Внезапное сиротство чилийской компартии почувствовали и социалисты – они сразу отделились от КПЧ, левый блок внутри сопротивления Пиночету перестал существовать. Компартия стала выглядеть как бы рудиментом, элементом уходящей в прошлое холодной войны, выигранной к тому же отнюдь не друзьями Корвалана. И хотя после ухода Пиночета с поста президента, Компартия получила легальный статус, но фактически только при условии своего согласия с минимальной ролью в стране. Было принято дискриминационное избирательное законодательство, направленное именно против КПЧ. Корвалан проиграл борьбу за место сенатора, партия не прошла в Национальный конгресс, к тому же она раскололась, и дону Лучо пришла пора уходить на покой. Человек, владевший приемами парламентской борьбы и в почтенном возрасте ставший образцовым подпольщиком, не ожидал и не выдержал удара в спину. Как и все мы.

Дед был образцовым пенсионером. Ходил, бодро постукивая палочкой, на партийные собрания. Дружил с вдовой Эриха Хонеккера, которая бежала в Чили от гуманной Фемиды ФРГ. Писал мемуары, хлопотал о работе для дочери, которую никуда не хотели брать, как родственницу такого смутьяна. На сенаторскую пенсию покупал внукам гостинцы. И хотя еще в начале 90-х, когда казалось, что дело с социализмом совсем худо, старик почесал затылок, да и признал ряд ошибок, посетовал, что мало знал о т.н. преступлениях Сталина, но он всегда верил в социализм и коммунизм, жарил мясо на углях и теперь уже никто не звонил 01.

Незадолго до смерти Луиса Корвалана социалисты Чили сами предложили коммунистической партии восстановить широкий фронт левых сил, и, согласившись на это, коммунисты вновь вошли в парламент , впервые с 1973-го года. Правда, в целом левая коалиция проиграла. Но все это не так важно, хотя и существенно, что уничтожить, маргинализировать партию Корвалана и Неруды не удалось!

А что же все-таки самое важное в этой истории? Что верность идеалам юности вознаграждается спокойной и уважаемой старостью в кругу семьи? Что если твой сын совсем молодым погиб от рук фашистов, сам ты проживешь долгую-предолгую жизнь? Что социалисты и коммунисты должны быть всегда вместе? Все это сиюминутно, впрочем… Больше всего мне хотелось бы, чтобы и чилийские и наши дети играли в Корвалана и в Чапаева, в подпольщиков Краснодона и героев Брестской крепости, сопереживали бы всем хорошим и ненавидели бы всех плохих.

 
« Пред.   След. »
Вступить в партию
Вступить в партию Коммунисты России
История КПЛО
Коммунисты Петербурга и Ленинградской Области (КПЛО) - Межрегиональная общественная организация. Создана в 2003г. Имеет государственную регистрацию. Численность - 500 членов. Входит в состав Общероссийской организации КОММУНИСТЫ РОССИИ
Популярные
Позор киносодержанке Бонда! КОММУНИСТЫ ПРЕЗИРАЮТ КУРИЛЕНКО- КИНОСОДЕРЖАНКУ БОНДА -007
ЦИНИЧНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ И ГИМН БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ ОПЫТАМ НАД ЛЮДЬМИ
ПОБЕДА ЗЕНИТА - ПОБЕДА НАРОДА!
Карикатура на космического интернационалиста "ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ" - КЛЕВЕТА НА КОСМИЧЕСКИХ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ И ПОДПОЛЬЩИКОВ
СИЯЮЩАЯ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ РАЗГРОМИЛА АМЕРИКАНСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ РОБОТОВ
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА О ПОБЕДЕ ОБАМЫ
ЭНГЕЛЬС – НОВЫЙ ПОИСКОВИК РУНЕТА
КОММУНИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К МАДОННЕ
западные футболисты издеваются над КНДР ГОРЕ ПОСТИГЛО ВСЕХ КОММУНИСТОВ НА ЧМ 2010 В ЮАР
АКТИВИСТЫ КП: НЕ ПОЗВОЛИМ БОНДАРЧУКУ ОПЛЕВЫВАТЬ КОММУНИСТОВ ДРУГИХ ЭПОХ И ПЛАНЕТ
КРЕМЛЬ СКРЫВАЕТ ПРАВДУ О КОСМОСЕ
Глава ЭССР Андрес Тамм ВНОВЬ СОЗДАНА ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА!
НЕ РАБОТАЙТЕ В ПРАЗДНИК ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОММУНИСТОВ БАРАКУ ОБАМЕ
АРШАВИН ЗАНИМАЕТ АНТИПАТРИОТИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ
Первые минуты на советской земле ВСПОМИНАЯ САМАНТУ СМИТ
Тот, кто тропку звездную открыл С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ КОСМОНАВТИКИ! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, КП!
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ В СВОИ РЯДЫ, ЕСЛИ ЕГО НЕ ПРИМУТ В ЗЕНИТ
Пойдет ли Спилберг на примирение с Россией? КОММУНИСТЫ ДАЛИ СПИЛБЕРГУ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!
ОСТАНОВИТЬ И ПОБЕДИТЬ "БАВАРИЮ"!
Top! Top!