Коммунисты Петербурга и Ленобласти. Коммунисты России
Главное меню
Главная
Новости
История КПЛО
Выборы
Документы
Статьи лидеров КПЛО
СМИ о нас
Программа КПЛО
Депутаты-Коммунисты
ENGLISH
Старый сайт
ВСТУПИТЬ В ПАРТИЮ
Партнеры
Мы в контакте
Контакты
Карта сайта
Twitter Малинковича

Подписывайтесь на Twitter С.Малинковича
Оказать помощь

Товарищи!
Вы можете оказать посильную материальную помощь коммунистам:
Webmoney:
R369783697292
Z196298694566
Яндекс-Деньги:
41001621643334


ЗНАК БЕДЫ Печать E-mail
09.03.2011 г.

ЧТО ПРОИСХОДИТ С КОММУНИСТАМИ

В РЕСПУБЛИКАХ БЫВШЕГО СССР?

Сразу хочу оговориться, что написал эту статью не как член партии, а как простой советский человек, которому небезразлична судьба левых сил республик бывшего СССР. И потому прошу воспринимать мою позицию, как сугубо частное мнение.

Российские коммунисты, к каким бы партиям они не принадлежали, всегда интересовались судьбой своих товарищей в бывших республиках Союза, радовались их успехам, проводили Конгрессы советских народов, съезды Союза компартий-КПСС, с удовольствием наблюдали делегации братских партий на форуме КПРФ, на съездах новых КПСС, возглавляемых Зюгановым или покойным О.С.Шениным. Никого из нас , коммунистов, не оставляет равнодушным, когда гордо звучит перечисление делегаций стран СНГ и Балтии, приславших своих гостей на мероприятия российских последователей Ленина-Сталина. Однако мало кто отважился без обиняков проанализировать ситуацию, в которой оказалось сейчас коммунистическое движение на постсоветском пространстве. А ситуация эта крайне сложная и не может не вызывать тревоги у любого честного сторонника социализма и восстановления Союзного государства.

С момента разрушения Советского Союза бандой Горбачева-Ельцина прошло 20 лет. За эти годы ни в одной республике, кроме Молдавии, коммунистическая партия не вернулась к власти путем победы на выборах или иным путем, предусмотренным марксистско-ленинской теорией. А ведь уже в середине девяностых годов, как показывает социология, да и просто здравый смысл, симпатии большинства населения многих республик вновь оказались на стороне советского периода, социализма. Слишком неудачно пошли т.н. реформы на постсоветском пространстве, в ряде республик начались кровопролитные гражданские войны, обвальное падение уровня жизни из-за спада промышленности; кое-где дошло до реставрации феодально-теократического строя, в иных местах произошла реабилитация нацизма. В этих условиях номенклатурно-капиталистические, авторитарные или псевдодемократические марионеточные режимы изо всех сил тормозили воссоздание и легализацию компартий на постсоветском пространстве, но в 1994-1995гг. эта задача была все-же решена повсеместно, где сохранялась хотя бы формальная многопартийная система.

Как наиболее сильные и активные, определились тогда Компартия Российской Федерации, Партия коммунистов Белоруссии, Соцпартия Украины, большинство которой ушло затем в КПУ (1994г.) Компартия Армении (кто не помнит Сергея Бадаляна?) Компартия Таджикистана (ведь сам Рахмонов был в ее рядах) Партия коммунистов Киргизии, Компартия Казахстана, Партия коммунистов республики Молдова, дольше всех добивавшаяся легализации. Что касается компартий стран Балтии, то они были немедленно запрещены властями этих стран, а их лидеры преследовались самым жестким образом, вплоть до операций по похищению с территории сопредельных государств. Такая же судьба постигла коммунистов Узбекистана и Туркменистана, об этих пяти загнанных в подполье партиях мы еще скажем особо, но сразу отметим, что примеры ряда стран в последнее время демонстрируют возможность успешной и массовой политической борьбы даже в условиях репрессий и запретов; возможность борьбы, которой ни в Средней Азии, ни в двух республиках Прибалтики со стороны именно марксистов-ленинцев мы не наблюдаем…

Вспомним, что в 1995-1996гг показатели легальных советских компартий на выборах были примерно следующие: КПРФ – более 22% и явное доминирование в Госдуме, более 30% на президентских выборах, губернаторы ряда ключевых регионов. КПУ - 24,7 (1998г.) и около 40% получил Симоненко на президентских выборах; от10% до 20% голосов избирателей получала Компартия Армении и казалось, что это только разбег. 80% мест в парламенте Таджикистана занимали члены и сторонники КПТ после победы Народного Фронта Таджикистана в вооруженной борьбе с новым басмачеством, а Имомали Рахмонов был объявлен самой партией ее сторонником.

Наибольший процент среди партсписков своей республики получала Партия коммунистов Киргизстана и долгое время располагала самой многочисленной фракцией в парламенте. ( до 2005г.) Второе место (11,7%) на президентских выборах 1999-го года завоевал Серикболсын Абдильдин, лидер коммунистов Казахстана. И после долгой борьбы 40% мест завоевала в парламенте Молдавии с боями восстановленная ПКРМ. 44 места в парламенте получила Партия коммунистов Белорусская на выборах 1995-го года, ее союзником выступала Аграрная партия, также завоевавшая солидное представительство.

Из этого ряда выбивалась лишь Единая компартия Грузии, начавшая действовать не менее активно, вошедшая в 90-х годах в союз с социал-демократами, но получившая на парламентских выборах менее 5% , а на президентских менее 2% голосов, что неприятно удивило прокоммунистических наблюдателей и сталинистов.

Все сведущие в проблеме эксперты знали также о сильных позициях среди населения Компартий Южной Осетии и Абхазии, чей статус, однако, был не до конца понятен. По-видимому, отчасти маргинальность ЕКПГ и была ценой большого влияния КПЮО и КП Абхазии в непризнанных тогда республиках.

Итак, в середине 90-х и на рубеже нулевых перспективы реставрации мощного комдвижения на постсоветском пространстве казались весьма обнадеживающими. Сейчас, когда с начала ХХ1 века прошло 11 лет, ситуация, по правде говоря, изменилась к худшему коренным образом. Если говорить сухим языком анализа и отбросить эмоциональное и огромное сопереживание товарищам, следует признать – в большинстве республик бывшего СССР коммунистические партии превратились во второстепенные политические силы. Они полностью утратили парламентское представительство в Армении, Казахстане, Азербайджане (в последнем случае оно и было эпизодическим) Киргизии (о ней особый разговор) сильно сократили его в Белоруссии, Украине (здесь КПУ балансирует на грани прохождения барьера, какой уж там авангард) Таджикистане (КПТ из последних сил сохраняет парламентское представительство, подвергаясь все большему давлению партии своего бывшего друга Рахмонова, ставшего на удивление Рахмоном) Мы все любим братскую Белоруссию – синеглазую сестру нашу. Защищаем от врагов справа и слева Александра Лукашенко, этого современного Тито, действительно талантливого умного и честного перед своим народом политика. Лукашенко и его режим - гордость советских людей.

Но, положа руку на сердце, спросим себя – а велика ли в защите неизменности строя Белоруссии роль коммунистов республики? Напомню, с 1996-года Партия коммунистов Белорусская, поссорившись с Лукашенко (кто был инициатором ссоры , теперь не разберешь, да и не важно) стала оппонировать ему и в итоге оказалась попросту марионеткой ОБСЕ, по требованию которого сменила название на гламурное и идиотское Белорусская партия левых сил «Справедливый мир». Другая часть коммунистов, объединившись явно при поддержке государства, в Компартию Белоруссии (КПБ) стала не более чем довеском к институту стабильности народной Белоруссии. Ну, скажите, кто из нас слышал что-нибудь об инициативах КПБ, идущих впереди инициатив Лукашенко? В парламенте КПБ имеет 6 мест из 110. А ведь с учетом популярности в Белоруссии советских ценностей можно было бы ожидать более весомого влияния партии на выборах. Или вот пример – батька наш Александр Лукашенко сначала пригласил в Белоруссию Всемирный фестиваль молодежи и студентов (российские коммунисты не без труда пролоббировали это решение через Всемирную федерацию молодежи) а потом передумал, не желая обострения с Европой в момент очередного конфликта с Газпромом и К. И что же, высказала КПБ свое фи президенту?! Ничуть не бывало. А ведь ситуация здорово сказалась на престиже постсоветских коммунистов в международном молодежном движении. Что уж искать линию КПБ по более серьезным вопросам… Лукашенко не всегда бывает прав, как и Чавес, как вообще любой политический деятель.. .И деликатно поправлять его слева было бы очень неплохо, только для этого нужно быть самостоятельной партией, без оглядки на государственное начальство, чего, по-видимому, КПБ не всегда хватает…

А Компартия Украины? Разве от хорошей жизни полюбили мы Януковича? Ну, как КПУ могла всерьез называть себя авангардом, поддерживая то оранжевую революцию, то Кучму, то Партию регионов, то, как прежде бывало, БЮТ. Эти шарахания, надо полагать, не от неопытности или беспринципности П.Н.Симоненко. Они обусловлены обвальным падением политического веса партии, с 30 до 4% процентов на выборах. Правда, сейчас рейтинг вырастает до 6%, что доказывает обоснованность решения украинских товарищей о вхождении в коалицию с Януковичем, показывает, что партия располагает на местах, да и в центре сильными кадрами. Верно, что нельзя измерять влияние коммунистов одними лишь процентами на буржуазных выборах. Но для иных единиц измерения необходимы , как условие, существенные ограничения легальной деятельности компартий, которых в Украине нет и не было! А слышал ли кто-нибудь из Вас, товарищи, о существенном влиянии постсоветских коммунистов в профсоюзном движении, о наличии в хотя бы одной из республик ориентирующегося на коммунистов профсоюза?

КПУ вроде бы и активна на улицах, но не смогла обеспечить себе влияние на западе страны, где снесены все памятники Ленину, поставила памятник Сталину в Запорожье, но не смогла его защитить… Крымская же организация, сохранявшая наибольшее влияние из всех региональных подразделений КПУ, исключена из партии почти полностью во главе с Леонидом Грачем. Конфликт Симоненко и Грача вызывает только горечь, сожаление и стыд. Вряд-ли он поможет партии вернуть себе политическое влияние. Новость последних дней – оживление Грачом доселе малоизвестной , но официальной Компартии рабочих и селян. Это достаточно серьезный вызов . Ясно, что пока и Грач и Симоненко в силе, левый электорат , по крайней мере, в Крыму будет безнадежно расколот...

Об этом не принято говорить, но компартии бывших республик СССР подверглись уже неоднократным расколам. В Армении 3 коммунистических партии, и все – непарламентские, т.е. примерно равные по степени влияния, в Казахстане – также 2, причем традиционная КПК все больше склоняется к бойкотистской тактике, а Народная компартия (КНПК) явно пытается вписаться в существующую политическую систему, и небезуспешно. Народная компартия Казахстана (КНПК) по своей численности и политическому опыту ее лидеров явно достойный конкурент для традиционной КПК. 3 компартии в Азербайджане, 2 в Киргизии (теперь обе-вне парламента) При этом КПРФ – основная коммунистическая организация России – упрямо замечает только те из компартий СНГ, с кем успела установить отношения в начале 90-х. Все другие «раскольники, прорежимные» и т.д. Но большинство из альтернативных партий также зарегистрированы официально профильными ведомствами вышеназванных стран, а если и нет, то по массовым мероприятиям видно, что актив друзей КПРФ по численности ненамного превышает тот, кого записали в «ненастоящие» коммунисты.

А между тем в Армении и Азербайджане коммунисты соревнуются уже, к сожалению, за десятые доли процентов. . Где логика в нежелании КПРФ иметь дело с Объединенной прогрессивной компартией Армении и Объединенной компартией Армении, если КПА (0, 6 % на последних выборах) сама в эти дни вступает в переговоры с ними на предмет создания единой коммунистической партии?! И это очень важно. Впервые на постсоветском пространстве «основная» компартия, вдоволь понавешав – на взаимной основе – ярлыков на параллельные компартии, признала их равноправными игроками на политической сцене и вступила в серьезные переговоры об условиях объединения…

Внимание общественности привлекала Партия коммунистов Киргизии. Многие, впрочем, удивились, когда после смерти уважаемого в народе Абсамата Масалиева (в 1995 году он получил 25% на выборах президента республики) место лидера партии занял… его сын Исхак. Опытный политический деятель, он оказался политическим союзником клана Бакиева, и партия завертелась в сумасшедшей политической пляске сомнительных киргизских «революций». Последовали арест Масалиева новыми властями и поспешная замена партией своего лидера на политика, не связанного, по видимому, с кланом Бакиева, а затем шокирующий результат ПКК на парламентских выборах - лишь 0,24%. Конечно, нельзя исключать фальсификаций, но надо признать, что уровень политической конкуренции на выборах был высок, а социалистические лозунги использовались основными противоборствующими силами республики. Партия мотивировала спешную смену лидера желанием вывести коммунистов из-под удара. Но удар маргинализации оказался ощутимым…

Без сомнения, только КПРФ и ПКРМ сумели держать удар, сохранили свое влияние на протяжении длительного времени. И сегодня этим партиям симпатизируют, хотя и с рядом оговорок, большинство сознательных сторонников советского проекта. Но если говорить о ПКРМ, единственной из постсоветских компартий, имевших после развала СССР абсолютную государственную власть, то следует признать, что эта партия и не пыталась восстановить социализм. Можно, конечно, говорить о невозможности такого шага из-за размеров страны, ее географического положения, сохранения проблемы Приднестровья…

Нужно отметить весьма разумную в рамках периферийного капитализма и в целом ответственную внутреннюю политику правительства Воронина. Но, придя к власти на основе ностальгии по советской Молдавии, используя лозунги теснейшей интеграции с РФ, Партия коммунистов Молдавии на деле стала проводить весьма нестабильный внешнеполитический курс, забыла обещания восстановить в правах русский язык – первый шаг к реставрации Союза. Только лишь жесткими экономическими мерами России удалось вынудить Воронина учитывать и московский вектор.

Конечно, остается фактом, что ПКРМ не сумела договориться с буржуазно-бюрократическим (а не социалистическим) российским правительством, претендующим на контроль за частью экономики Молдовы. Но нет никаких аргументов за то, что Воронин сумел бы поладить с левым правительством России! Ведь во внешней политике между основными партиями РФ разногласий практически нет. Хотя, безусловно, печальный пример Белоруссии показывает, что, по-видимому, Кремль не в состоянии найти общий язык с любым сильным постсоветским политиком, даже если последний опирается на пророссийские настроения.

Одновременно пример Белоруссии демонстрирует и то, что даже небольшая страна при наличии волевого и решительного лидера (причем лишенного поддержки политической партии) смогла в короткий срок вернуться к просоциалистическому образу жизни, несмотря на сильнейшее давление извне; в случае Белоруссии - с двух сторон. Если так, то нет никаких оправданий нежеланию ПКРМ в период нахождения у власти выйти за рамки социально активной буржуазной политики. Кроме того, извечной претензией к ПКРМ остается манера этой партии ассоциировать себя с еврокоммунизмом (Партией европейских левых), а не с советским социализмом, что выглядит по меньшей мере забавно. Ведь входящая в Евросоюз Румыния попросту ставит вопрос о ликвидации Молдовы, как государства.

Очевидно, неправомерность лояльного к западу и предельно ревизионистского курса партии стала со временем ясна и многим молдавским товарищам, так как после антикоммунистического переворота ПКРМ вернулась на пророссийские позиции, а разговоры о смене названия партии прекратились. В то же время стоит заметить, что Россия оказалась не в состоянии всерьез защитить интересы Воронина и его партии даже тогда, когда Москву об этом прямо просили. Впрочем, анализ внешней политики Кремля на постсоветском пространстве не входит в мою задачу.

Если в случае с ПКРМ можно констатировать постоянное желание этой партии взять власть, то даже самые доброжелательные к КПРФ эксперты не могут сказать того же самого о команде Зюганова. К заслугам руководства КПРФ можно с уверенностью отнести стабильное влияние партии на российскую публично- политическую жизнь, далекую от т.н. «реал политик». КПРФ сумела избежать расколов, ослабивших ее сестер в республиках. Пережила угрозу «Родины» (а прежде-ЛДПР) и успешно не допускает к ядру своего электората эсеров. Всегда имея канал связи с Кремлем (что трудно поставить Зюганову в вину) КПРФ неизменно проводила публично жесткий курс по отношению к руководителям страны любого ранга, сохраняя внешнее достоинство. Реализуя на протяжении 17 лет сложный курс, сочетающий равнодушие к завоеванию исполнительной власти, поддержание в состоянии боеготовности механизма мобилизации уличного актива, балансирование на базе социалистических, национал-патриотических и общедемократических идей, КПРФ удалось удержать за собой второе место в партийной системе страны, чего лишились многие компартии СНГ, стартовавшие примерно с тех же позиций.

Но при всем уважении к тактике и расчетливости Г.А.Зюганова, это разумное лавирование не имеет отношения к борьбе за социализм. Оно только лишь сохраняет в широких слоях общества популярность реального социализма, его атрибутов, советских ценностей. КПРФ не сумела, к сожалению, сохранить ни одной созданной ею коалиции левых и левоцентристских сил, так как все союзники по этим коалициям были самой же КПРФ методично и последовательно дискредитированы и уничтожены.

И вот тут стоит обратить внимание на Латвию, но прежде сказать немного о тяжкой доле коммунистов в Прибалтике. Итак, на переломе 90-х компартии в этих республиках были запрещены. С тех пор внешние наблюдатели, к сожалению, видят лидеров прибалтийских компартий только на съездах КПРФ или КПСС – 1, КПСС-2 , как неких таинственных нелегальных гостей… Давление на активистов Компартии Литвы, Союз коммунистов Латвии и КПЭ оказывается действительно беспрецедентное. Но в традициях коммунистического движения – сопротивляться подобному давлению, создавать буферные организации, широкие фронты, вести борьбу всеми допустимыми нашей идеологией способами. С момента распада СССР мы видели немало революций, мирных и иных, в которых существенную роль играли марксисты. Между тем, у вышеназванных партий нет даже сайтов в системе Интернет. Секретом полишинеля является их крайне слабое влияние среди т.н. «коренного» населения республик.

Когда же в Литве создали легальную Социалистическую партию, КПЛ отнеслась к ней крайне враждебно и требовала от своих союзников за рубежом не иметь контактов с литовскими социалистами, хотя соцпартия прямо апеллировала к марксизму и выступала против НАТО. Примерно также негативно отзывалась о Социал-демократической Левой партии Эстонии и неуловимая КПЭ. Все это мешало консолидации и без того ограниченных марксистских сил республик. Однако на этом безрадостном фоне выделялась деятельность Социалистической партии Латвии и ее руководителя Альфреда Рубикса. В России не так много известно об их работе, не в последнем счете потому, что Рубикс, как сильная личность, не поладил еще в 90-е с Зюгановым, тоже выдающимся политиком, и демонстративно контактировал (как и боевой лидер Компартии Таджикистана Шоди Шабдолов) с группой О.С. Шенина, сохранившей название КПСС.

Между тем, в крайне сложных условиях, именно Рубикс и СПЛ сумели показать пример многим товарищам на постсоветском пространстве. Соцпартия Латвии изначально не могла принять иное название (в Латвии коммунизм запрещен, как идеология) но никогда не скрывала своей марксистско-ленинской основы, выдержанной в традициях еще ХХ века, без модернизационных маневров, популярных в КПРФ, ПКРМ, Компартии Армении и ПК Киргизии.

В то же время тактика СПЛ была предельно гибкой и, как представляется теперь, в целом верной. В отличие от тт.Зюганова, Симоненко, Калякина, Бадаляна, Абдильдина и Масалиева, Рубикс несколько лет провел в тюрьме. Еще дольше он был лишен политических прав, а когда уже в девяностые он избрался в состав буржуазного сейма Латвии, его мандат был аннулирован. Все - же авторитет Рубикса был таков, что ему удавалось все годы, что он был лишен прав на официальную политическую деятельность, сохранить влияние на политику СПЛ. К чести тогдашнего руководства СПЛ надо заметить, что серьезных попыток ограничить это влияние не предпринималось, хотя понятно, что вынужденным отсутствием Рубикса в формальной жизни партии пытались воспользоваться конкуренты... Соцпартия всегда была парламентской и всегда искала широких союзов, понимая, что в стране, где марширует СС, надо находить общий язык со всеми здравомыслящими силами, лишенными родовых пятен русофобии, исторической мести, раболепства перед западом, лояльности к реабилитации нацизма. Электоральной опорой СПЛ являлась и является часть русскоязычного населения республики и, как представляется, определенная часть латышей, в основном, из семей со смешанными браками. Действуя в стране, входящей в блок НАТО, марксистская СПЛ сумела сохранить стабильным свое влияние, несмотря на разрушение одной за другой предвыборных коалиций, в которых она работала. Заметим - коалиции в данном случае разрушались не по вине социалистов, напротив, развал блоков крайне осложнял работу латышских стрелковJ Были и предательства, выход из партии депутатов, получивших мандаты по ее списку ... Несмотря на сдержанное к этому отношение своих центристских союзников, СПЛ пыталась в судебном порядке вернуть себе право называться Коммунистической партией, но суд на это не пошел, еще больше укрепив авторитет левых сил республики среди их традиционного избирателя. Примечательно, что ЗАПЧЕЛ, Равноправие и другие объединения, созданные в Латвии с благой целью защиты русскоязычного населения, не сумели надолго сохранить политическое влияние. А социалистам-марксистам это удалось.

Сегодня СПЛ часть широкого альянса социал-демократической ориентации «Центр Согласия», получившего 26% на парламентских выборах и имеющего большинство мест в Рижской думе; лидер коалиции занимает пост мэра Риги. Центр Согласия проводит очень аккуратный курс, пытается лишь снизить давление националистического законодательства на русскоязычное население, найти общее в проблемах небогатых латышей и русских, проживающих здесь; осторожно расширяет экономические связи с Россией. Вообще допуск Центра до власти в столице республики стал возможен, по-моему, только вследствие мирового экономического кризиса, когда без размораживания связей с Россией Латвия просто не могла выжить. Удельный вес СПЛ внутри коалиции может показаться небольшим, но тот факт, что бывший политзек Рубикс один из двух депутатов Европарламента, которыми располагает Центр Согласия, говорит о подлинном влиянии марксистов в блоке.

И как бы ни была вынуждена соцпартия растворять свою идеологию в коалиции, признаки борьбы за государственную власть у латышских товарищей – в отличие от куда как крупных компартий СНГ – налицо! Проблема СПЛ, однако, состоит в том, сохранит ли партия чутье и влияние в случае смены лидера?

На фоне успехов СПЛ хочется отметить и Социалистический фронт Литвы, ФРОНТАС – пока что непарламентскую и не вполне марксистскую, но очень динамичную подлинно левую партию во главе с Альгирдасом Палецкисом. Фронтас пытается выражать интересы и лиц наемного труда и мелкой буржуазии, без которой нет и никогда не было Балтии. На этом фоне секретарь ЦК подпольной Компартии Литвы Чеслав Высоцкий заявляет о верности КПЛ принципу диктатуры пролетариата (2010г.) Сложатся ли в таком случае отношения между двумя структурами?

Но Соцпартия Латвии является именно коммунистической партией, а Фронтас - левые социалисты, тогда как реальность состоит в том, что в ряде республик, похоже, лица наемного труда и пророссийски настроенные граждане связывают свои надежды отнюдь не с прокоммунистическими партиями. Это явно произошло в Украине.

И потому перед некоторыми компартиями стоят уже не задачи авангарда, а проблемы выживания. В Армении Объединенная прогрессивная компартия республики обращается к партии дашнаков (входящей в Социнтерн) с просьбой организовать союз левых сил, а другая, КПА, ищет союза с левоцентристской непарламентской Народной партией Армении - в обоих случаях, как, мягко говоря, младшие партнеры.

Компартия Азербайджана более чем лояльна к Ильхаму Алиеву, но никакого идеологического обоснования этому не дает. Говоря о компартиях Узбекистана и Туркменистана, следует отметить, что, кроме трагических судеб их лидеров – в частности, исчезнувшего в застенках туркменских диктаторов - героя ХХ1 века Сердара Рахимова – советской общественности ничего неизвестно об этих организациях. Нелегко говорить об этом, но лидеры многих компартий постсоветского пространства периода 90-х годов перебрались в Москву или всеми силами стремились сделать это. Какое впечатление это производило на их сограждан, остающихся в невеселой жизни своих республик?! В этом одна из причин неуспеха – надеюсь, временного - Единой компартии Грузии... Но если компартии Непала и Филлипин, Ирана и Бирмы , Туниса сумели развернуть эффективную борьбу в нелегальных или полулегальных условиях, если товарищи из Колумбии и Гватемалы сумели добиться парламентского представительства в условиях репрессий и плохо прикрытого террора, если коммунисты Чили, Бахрейна, Иордании сумели восстановить влияние своих партий после длительной череды неудач, изгнания, опять же репрессий (я намеренно привожу страны, отчасти схожие по характеристикам со Средней Азией) то почему этого не могут сделать наши товарищи в республиках, где каждый второй житель городов помнит о преимуществах советского социализма? Для меня это загадка, и было бы интересно узнать Ваше мнение, читатель, услышать доводы товарищей из республик. Чем им помочь? Полагаю, что сайт Коммунистов Петербурга был бы готов размещать на своих страницах информационные сводки братских компартий , находящихся в сложном положении.

Сегодня нет гарантий того, что в процессе восстановления Союзного государства на постсоветском пространстве активную роль в большинстве республик смогут сыграть именно компартии, и в этом - в крайнем ослаблении их влияния даже там, где оно было велико в 90-е всем смертям назло - я вижу главный тревожащий кровоточащий знак беды.

Конечно, остаются у нас еще сильные, либо просто жестко отстаивающие свои позиции в политической системе республик Компартии Южной Осетии, Абхазии, растущая Компартия Приднестровья, та же ПКРМ, Компартия Таджикистана, но, строго говоря, из 15 республик бывшего СССР заметной (критерий тут совсем не только выборы) работу коммунистов стоит признать лишь в 7 республиках. В 10-ти из 15-ти республик компартии существуют легально. При этом только в 6-ти из этих 10-ти представлены в парламентах. Прошло двадцать лет с момента распада Союза. Что будет с постсоветскими коммунистами дальше? И что делать?!

Если выйти на улицу в наших странах и спросить случайных прохожих, хотят ли они возвращения Советского Союза, то большинство (если только речь идет не о Прибалтике и, может быть, части Грузии) выскажутся за реанимацию СССР. И совсем не обязательно, как классического социалистического государства. Эти же самые люди, как мы видим, далеко не всегда поддерживают коммунистические партии своих стран.

По-видимому, необходимо сделать вывод о том, что компартии полностью выбрали ресурс политической ностальгии населения и безусловного доверия граждан к их названию. Мало кто вне России готов голосовать за коммунистическую партию только потому, что она так называется. Конечно, людей, готовых безусловно поддерживать компартию при любой ее политической линии, еще немало. Однако их уже никогда не будет столько, чтобы автоматически привести к власти политиков, использующих красный флаг без серьезных на то оснований, без нравственного права на коммунистическую идентичность, что, к сожалению, кое-где у нас порой случается.

Современные компартии постсоветского пространства должны наново завоевывать доверие населения, кредит доверия к ним на основании только лишь великого советского прошлого исчерпан.

Коммунистам следует бороться за реальные права лиц наемного труда, за демократические права – чего бы это не стоило; за сохранение или возврат светских основ жизни в стране ( если речь идет об Азии) и в то же время, в странах с мусульманским большинством, явно нужно искать диалога с верующими, может быть, стать основными защитниками социального прочтения религиозных ценностей. Нам, русским коммунистам, конечно, хотелось бы, чтобы при любых особенностях жизни компартии в той или иной республике, частью ее идеологии был бы поворот страны к теснейшим связям с Россией в интересах этой же республики, ее граждан. Печальна будет судьба тех марксистов-ленинцев, кто осмелится игнорировать объединительную и цементирующую Союзное единство роль русского народа, России в постсоветском мире. Об этом свидетельствуют неудачи даже такой сильной и умной партии, как ПКРМ, деградация Партии коммунистов белорусской (Калякин) и метания ПК Киргизии.

Все вышеперечисленные императивы в своей политике могут с легкостью использовать и другие политические силы – гораздо менее левые, чем коммунисты. Что ждет нас тогда? Уверен - ничто не сможет предотвратить восстановления Союза в той или иной его форме. Однако наследникам Ленина-Сталина на просторах СССР пора всерьез задуматься о своей политической судьбе.

Сергей Малинкович

 
« Пред.   След. »
Вступить в партию
Вступить в партию Коммунисты России
История КПЛО
Коммунисты Петербурга и Ленинградской Области (КПЛО) - Межрегиональная общественная организация. Создана в 2003г. Имеет государственную регистрацию. Численность - 500 членов. Входит в состав Общероссийской организации КОММУНИСТЫ РОССИИ
Популярные
Позор киносодержанке Бонда! КОММУНИСТЫ ПРЕЗИРАЮТ КУРИЛЕНКО- КИНОСОДЕРЖАНКУ БОНДА -007
ЦИНИЧНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ И ГИМН БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ ОПЫТАМ НАД ЛЮДЬМИ
ПОБЕДА ЗЕНИТА - ПОБЕДА НАРОДА!
Карикатура на космического интернационалиста "ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ" - КЛЕВЕТА НА КОСМИЧЕСКИХ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ И ПОДПОЛЬЩИКОВ
СИЯЮЩАЯ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ РАЗГРОМИЛА АМЕРИКАНСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ РОБОТОВ
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА О ПОБЕДЕ ОБАМЫ
ЭНГЕЛЬС – НОВЫЙ ПОИСКОВИК РУНЕТА
КОММУНИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К МАДОННЕ
западные футболисты издеваются над КНДР ГОРЕ ПОСТИГЛО ВСЕХ КОММУНИСТОВ НА ЧМ 2010 В ЮАР
АКТИВИСТЫ КП: НЕ ПОЗВОЛИМ БОНДАРЧУКУ ОПЛЕВЫВАТЬ КОММУНИСТОВ ДРУГИХ ЭПОХ И ПЛАНЕТ
КРЕМЛЬ СКРЫВАЕТ ПРАВДУ О КОСМОСЕ
Глава ЭССР Андрес Тамм ВНОВЬ СОЗДАНА ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА!
НЕ РАБОТАЙТЕ В ПРАЗДНИК ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОММУНИСТОВ БАРАКУ ОБАМЕ
АРШАВИН ЗАНИМАЕТ АНТИПАТРИОТИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ
Первые минуты на советской земле ВСПОМИНАЯ САМАНТУ СМИТ
Тот, кто тропку звездную открыл С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ КОСМОНАВТИКИ! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, КП!
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ В СВОИ РЯДЫ, ЕСЛИ ЕГО НЕ ПРИМУТ В ЗЕНИТ
Пойдет ли Спилберг на примирение с Россией? КОММУНИСТЫ ДАЛИ СПИЛБЕРГУ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!
ОСТАНОВИТЬ И ПОБЕДИТЬ "БАВАРИЮ"!
Top! Top!