Коммунисты Петербурга и Ленобласти. Коммунисты России
Главное меню
Главная
Новости
История КПЛО
Выборы
Документы
Статьи лидеров КПЛО
СМИ о нас
Программа КПЛО
Депутаты-Коммунисты
ENGLISH
Старый сайт
ВСТУПИТЬ В ПАРТИЮ
Партнеры
Контакты
Карта сайта
Twitter Малинковича

Подписывайтесь на Twitter С.Малинковича
Оказать помощь

Товарищи!
Вы можете оказать посильную материальную помощь коммунистам:
Webmoney:
R369783697292
Z196298694566
Яндекс-Деньги:
41001621643334


РЯДОМ С ВОЖДЯМИ. СЕРГО ОРДЖОНИКИДЗЕ. Печать E-mail
22.03.2015 г.

Рядом с вождями. Серго Орджоникидзе.
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идет на бой.
На самом деле этого человека звали Григорий Константинович Орджоникидзе (12(24).10.1886 – 18.2.1937). Имя Григорий ему дали при крещении в честь деда, но родные и близкие с детства ласково звали его Серго. Родился он в деревне Гореша, Шорапанского уезда Кутаисской губернии (Грузия, Имеретия). Дома в деревне из каштановых досок были разбросаны на значительном расстоянии друг от друга, и все на разной высоте. Рядом журчала речка Квадаура, в которой круглый год играла пятнистая форель. Отец Серго, Константин Николаевич, принадлежал к старинному дворянскому роду, но был очень беден. Чтобы прокормить семью, он возил на быках марганцевую руду в Чиатуры или Поти. Отец был жизнерадостный, добродушный, представительный имеретинец и имел большую семью. Серго в семье был вторым, старшим был брат Папулия. Через шесть недель после рождения Серго 12 октября скончалась его мать – Евпраксия Григорьевна Тавзарашвили. Умирая, она просила свою сестру Эки, чтобы та позаботилась о малютке. Через год с небольшим отец женился на крестьянке Деспине Кайхосровне Гамцемлидзе, которая родила ему двух мальчиков – Ивана и Константина, и девочку Юлию. Мальчик рос, набирался здоровья, рано начал ходить. У ребенка уже в 7 лет начал проявляться характер. Однажды он сильно заболел. У него в горле образовался нарыв, а поблизости не было никакой медицины. Он посинел и задыхался. Все думали, что скоро наступит конец. Тогда маленький мальчик сам себя вылечил. Он глубоко в рот засунул палец и нажал на нарыв. Нарыв прорвался, пошла кровь с гноем. Через неделю мальчик был уже практически здоров.

Серго любил быструю езду на лошади, часто падал и разбивался, но никогда от него не было никаких жалоб. Он участвовал в облавах на волков, охотился на куниц и лис. Родственник Симон Георгиевич рассказывал Серго и его другу Сания о единоборстве Автандила с тигром, битвах Георгия Саакадзе и многом другом. Читал стихи Руставели, Гурамишвили, Грибоедова, Пушкина, Шевченко, Акакия Церетели. Серго на всю жизнь запомнил слова Церетели: «Из слов Шевченко я впервые понял, как нужно любить свою родину и свой народ. Прежде всего, я грузин, так как я рожден грузином, но это не означает того, чтобы я стремился построить свое счастье на несчастье другого народа. Моей мечтой является всеобщее счастье всех народов». Сначала Серго учился в местечке Хоби в долине Колхиды. Его первым учителем был Симон Георгиевич, который подозревался в преподавании запрещенного царем грузинского языка. Симона поэтому отстранили и перевели младшим преподавателем в Белогоры (Харагоули) в двухклассное министерское училище. Сюда с Симоном переехал и Серго, и с 1896 по 1898 гг. учился в этом училище. Здесь он познакомился и подружился с одноклассником Самуилом Буачидзе. Самуила пытались исключить из училища за дерзость, но Серго организовал учащихся, которые в знак протеста закрылись изнутри училища и устроили баррикады. Серго сорвал со стенки портрет царя и растоптал его. Другие ученики били стекла, ломали столы, стулья, парты. Самуила отстояли; он раньше Серго окончил училище и уехал в Кутаис. Но дружба и связи друзей не прекращались. Самуил Буачидзе присылал Серго книги: «Утопию» Томаса Мора, «Что делать?» Чернышевского, «Кто виноват?» Герцена, книги Чарлза Дарвина. По приезде в Харагоули на следующий год Самуил признался, что вступил в социал-демократический кружок в Кутаиси. Самуил рассказывал, что он понял, что читать запрещенные грузинские книжки и изучать грузинский язык – этого слишком мало, а что нужно делать, чтобы прогнать русского царя и его помощников – грузинских князей – он не знал. Он дал Серго брошюру Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». Кончались годы XIX столетия, месяцы и дни. Умер отец Серго – Константин Николаевич, а вскоре и добрейшая тетка Эка. Осиротевший Серго входил в новый, XX век.
Осенью 1901 г. Серго поступает в тифлисскую фельдшерскую школу при Михайловской больнице. Как сирота, он жил в пансионате при фельдшерской школе и учился на казенный кошт. В школе Серго вступает в нелегальный ученический кружок. Обычным делом стали тайные сходки, запрещенные книги, подпольная большевистская газета «Брдзола» («Борьба»), распространение прокламаций и листовок. Знакомится с большевиком Курнатовским, который после ссылки по совету В.И. Ленина поселился в Тифлисе, но был вскоре арестован, Вновь встретился уже с тяжело больным Курнатовским в Париже в 1910 г. А пока Серго в Тифлисе. Он пропагандист в Главных железнодорожных мастерских и работник партийной типографии. Здесь Серго встретился с двадцатилетним большевиком Семеном Аршаковичем Тер-Петросяном (Камо), который стал его учителем в революционных делах. В 1903 г. Орджоникидзе вступает в РСДРП. В ноябре этого же года в Батуми арестовали Камо. Серго арестовали 10 июня 1904 г. на станции Гори за распространение нелегальной литературы, но вскоре выпустили, а Камо бежал через десять месяцев после ареста. В конце 1904 г. охранка готовила в Баку и Тифлисе армяно-татарскую резню. Татарами в дореволюционные годы на Кавказе называли азербайджанцев. Камо и Серго печатали днем и ночью листовки, направленные против царя, охранки, за дружбу между людьми различных национальностей. Была организована демонстрация под красным флагом. Но силы были неравны. Весной 1905 г. Орджоникидзе оканчивает фельдшерскую школу и ведет революционную работу в Западной Грузии. С сентября по декабрь 1905 г. он работает фельдшером в городской больнице в Гудаутах, руководит партийной организацией, состоит членом Сухумского окружного комитета РСДРП, принимает активное участие в первой русской революции. Серго использовал любую возможность встречаться с людьми и рассказывать им о Ленине, о большевиках. Особенно удачным местом была маленькая больница в Гудауте, где он работал фельдшером. Больница на 6 коек обслуживала все побережье нынешней Абхазии. Это давало возможность ездить во многие места. Фельдшер Орджоникидзе говорил, что он лечил большей частью здоровых: печатал на гектографе листовки в Гудауте и распространял их по всему побережью. Все свои выступления перед рабочими и крестьянами Серго заканчивал так : «Дзирс Николози!» (Долой Николая Второго!). В Гудауте Серго сжег манифест и портрет царя, вместе с помощниками разоружил полицию и занялся организацией революционной власти. Это же делал и его друг Самуил Буачидзе в Квирильско - Белогорской (Харагаульской) республике. Об этих событиях В.И. Ленин говорил: «Некоторые города России переживали в те дни период различных местных маленьких «республик», в которых правительственная власть была смещена, и Совет рабочих депутатов действительно функционировал в качестве новой государственной власти. К сожалению, эти периоды были слишком краткими, «победы» слишком слабыми, слишком изолированными». Крестьянские комитеты начали делить отнятые у помещиков и князей земли. Были отменены все подати и налоги, в том числе издевательский «Христовый налог», установленный для всех лиц нехристианского вероисповедания. Готовилось восстание. Серго руководил доставкой и раздачей оружия. 24 декабря 1905 г. Орджоникидзе и еще десять человек за революционную деятельность арестованы и заключены в Сухумскую тюрьму. Их поместили в одну камеру, из которой они вскоре начали делать подкоп. Подкоп был обнаружен. Тогда они начали голодовку. В Сухумской тюрьме голодовок прежде никогда не было, и тюремщики были сильно напуганы. Благодаря действиям товарищей, остававшихся на свободе, 25 мая 1906 г. Орджоникидзе был освобожден из Сухумской тюрьмы на поруки за 2500 рублей. До суда Серго обязан был неотлучно находиться в своей деревне Гореше под присмотром старшины сельского общества.
В августе1906 г. Орджоникидзе по фальшивому паспорту уезжает в Берлин. Сюда же вскоре приезжает и Камо, который занимался закупкой и отправкой на Кавказ оружия. В январе 1907 г. Серго возвращается в родные края, а в начале марта он ужу был в Баку и работал фельдшером на нефтяных промыслах. 1 мая 1907 г. Серго арестован за участие в демонстрации и заключен в тюрьму, но вскоре его освобождают, и он продолжает вести партийную работу. 4 ноября 1907 г. его снова арестовывают за принадлежность к Бакинской организации РСДРП и заключают в Баиловскую тюрьму в Баку. Там, в камере №3 он познакомился с Иосифом Джугашвили (Коба). С тех пор у них сложились отношения, близкие к дружественным. Серго был одним из немногих людей, с которыми Сталин был на «ты». 27 марта 1908 г. Орджоникидзе осужден к лишению всех прав состояния и ссылке на вечное поселение в Сибирь. Из Сухума его перевели в Кутаиси, где он пробыл до весны 1909 г. Затем – этапом в Сибирь, в Приангарский край, деревню Потоскуй (всего семь черных крестьянских изб) Пинчуговской волости Енисейской губернии. Рядом стан Погорюй и заимка Покукуй. Серго недолго тосковал и потихоньку перебрался в деревню Мотыгино. Здесь было 35-40 ссыльных: большевики, меньшевики, эсеры, анархисты, польские, латышские и еврейские националисты - люди, ничего больше уже не ждавшие от жизни. Серго им заявил, что часть из них хуже ликвидаторов, что они политические мертвецы, а мертвецов приходится закапывать. Сказал и извинился. Вскоре он организовал беспартийный союз политических ссыльных, бюро помощи ссыльным, несколько нелегальных библиотек. Готовились паспорта, явки, организовывали побеги. Жандармы насторожились, над Серго нависла угроза. В августе 1909 г. он бежит из ссылки и возвращается в Баку. Той же осенью по поручению Бакинского комитета РСДРП уезжает в Иран, где принимает участие в Иранской революции (1905-1911 гг.). В то время большую помощь отрядами добровольцев и оружием революционному Тебризу оказали кавказские революционеры. Обязанности Серго были самыми разнообразными: он переводил на персидский язык «Манифест Коммунистической партии», транспортировал через Иран и Баку заграничную большевистскую литературу в глубь России, участвовал в боевых действиях, преподавал русский язык в школах, проводил военные и политические занятия с иранской молодежью, печатал свои статьи в местных газетах. Иран он покинул летом 1910 г. и направился в Париж. Здесь впервые встретился с Лениным. В Париже открывалась школа партийных пропагандистов и агитаторов РСДРП и Серго из Ирана добрался в Париж, чтобы учиться партийной работе. Школа открылась 20 июня 1911 г. В.И. Ленин читал курс политической экономии, практику социализма, аграрный вопрос. В школе училось 10 человек из России. С июля по сентябрь Серго работает в России по подготовке VI Всероссийской партийной конференции. Теперь он называется «товарищ Николай». Он постоянно в разъездах: Ростов, Баку, Тифлис, Поти, Кутаис, снова Баку. Провокаторы сбились с ног, они следовали по пятам, но Серго успевал уходить. В конце октября 1911 г. Орджоникидзе возвратился в Париж. От границы до Парижа добирался практически пешком. Денег не было. Пришлось брать взаймы и кое-как обходиться. 5-17 января 1912 г. Г.К. Орджоникидзе участвует в работе VI (Пражской) Всероссийской конференции РСДРП. Конференция избрала его членом ЦК РСДРП, а также в состав Русского бюро ЦК РСДРП. Из Праги Серго уезжает последним в первой половине февраля и нелегально выступает с докладами о VI Всероссийской партийной конференции в Петербурге, Киеве и других городах Украины, в Ростове, Баку, Тифлисе. В Грузии он сильно рисковал. Арестовали его в апреле 1912 г. в Петербурге. Выдал провокатор Малиновский, которому Серго доверял. 9 октября после шестимесячного предварительного заключения Орджоникидзе приговорен к трем годам каторги и заключен в Шлиссельбургскую крепость.
10 октября с партией каторжан он был доставлен из Петербурга на Ореховый остров Ладожского озера. Шлиссельбургская крепость на Неве была превращена в державную тюрьму Петром I. Он заточил сюда свою провинившуюся жену Евдокию. В XVIII веке в Шлиссельбурге томился просветитель Новиков. После него декабристы – братья Бестужевы, Пущин, Кюхельбекер. За ними народники Фигнер, Фроленко, Морозов. Сейчас – преимущественно захваченные на баррикадах участники революции 1905 г. и большевики. Старый большевик Ф.Н. Петров, узник крепости, вспоминал: «Независимый, гордый духом Серго, участвовал во всех протестах. Не подчинялся режиму и не раболепствовал перед администрацией, не снимал шапки по команде, не отвечал «здравия желаю» начальнику тюрьмы и его помощникам. Он учил шлиссельбуржцев ненавидеть царское самодержавие, внушал уверенность в неизбежной победе революции. Жадно накапливал знания, много читал. Изучал философию, экономические науки, историю, технику, военное дело». Серго постоянно вел агитацию среди каторжан, рассказывал о Пражской конференции и других партийных делах, вел дневник, писал стихи. Он прочитал много книг. Прочитал книги Достоевского, Льва Толстого, Тургенева, Герцена, Чернышевского, Гончарова, Короленко, Горького, Куприна, Леонида Андреева, Бунина, Гарина-Михайловского, Мельникова-Печерского, Вересаева, Бориса Зайцева, Помяловского, Сергеева-Ценского, Муйжеля, Телешова, Серафимовича. Прочитал множество книг зарубежных авторов. В заключение он находился до октября 1915 г. 8 октября Орджоникидзе с партией колодников этапом направился на вечную ссылку в Якутию. В июне 1916 г. этап приходит в Якутию. Местом «водворения» назначается село Покровское (700 верст севернее Якутска). Здесь вместе с Г.И. Петровским и Е.М. Ярославским Серго ведет партийную работу среди политических ссыльных. В Покровском Серго работает фельдшером. Здесь он встречает учительницу Зинаиду Гавриловну Павлуцкую – будущую свою жену. Сюда приходит весть о февральской революции, свершившейся в Петрограде. Орджоникидзе немедленно отправляется в Якутск. В марте-мае 1917 г. он работает членом Якутского комитета РСДРП(б) и членом Исполкома Якутского Совета рабочих и солдатских депутатов. Как только реки вскрылись ото льда, 23 мая Серго отправился в Петроград. Вместе с ним убывала и Зинаида Гавриловна. Плыли по реке Лене, затем 300 верст ехали на телегах к Иркутску. В честь прибытия Серго (и других ссыльных) в Иркутске собрался огромный митинг. Город был переполнен солдатами, которых гнали на фронт. Серго много раз выступал перед солдатами, разъясняя, что характер войны не изменился, она остается империалистической и призывал: «Долой войну!» Добравшись до Петрограда и встретившись с В.И. Лениным, Орджоникидзе приступил к политической и агитационной работе. По предложению Ленина он введен в Петроградский комитет РСДРП(б), а также в исполком Петроградского Совета. Выступать на митингах приходилось в разных местах: за Нарвской и Невской заставами, на военном Обуховском заводе, в Семеновском полку, на Путиловском заводе, в Главных железнодорожных мастерских, на фабрике Жоржа Бормана, в Первом пулеметном полку и др. Июльские дни 1917 г. были очень тяжелыми для партии. Контрреволюция наступала, партия перешла на полулегальное положение. В.И. Ленина обвиняли в предательстве, собирались предать суду, полиция всюду его разыскивала. Орджоникидзе по поручению ЦК РСДРП(б) в июле посещает Ленина на станции Разлив, информирует о положении дел в партии и получает от него директивы. 26 июля-3 августа Г.К. Орджоникидзе принимает участие в работе VI съезда РСДРП(б). Он выступил с докладом по вопросу о явке Ленина на суд. «Мы ни в коем случае не должны выдавать товарища Ленина», - сказал Серго. Съезд встал на позицию Орджоникидзе – единогласно высказался против явки Ильича властям. Большевики оградили Ленина от расправы разъяренных контрреволюционеров. Съезд призвал партию готовить социалистическую революцию.
В начале сентября Орджоникидзе направляется ЦК РСДРП(б) в Закавказье, где руководит работой большевиков Тифлиса и Западной Грузии. Он почти полтора месяца ездил по Бакинской, Тифлисской, Эриванской и Кутаисской губерниям. Побывал во многих местах. Выступал перед солдатами, рабочими, крестьянами, разъяснял решения VI съезда партии. Побывал у себя на родине в Имеретии. 24 октября он возвращается в Петроград и принимает активное участие в вооруженном восстании. Прежде всего, он в ночь на 25 октября выступил на станции Новинка перед батальоном самокатчиков – опорой Временного правительства. Говорил полтора часа и батальон отдал себя в распоряжение Военно-революционного комитета. В ночь с 25 на 26 октября делегаты самокатчиков под руководством Серго, появились на заседании съезда Советов. На следующий день Серго и его самокатчики разгромили восставших юнкеров. Не успев отдохнуть, Орджоникидзе как руководитель фронтовой группы агитаторов ЦК действовал на первом фронте революции: Пулковские высоты, Царское Село, Гатчина. Здесь отряды рабочих одержали верх над казаками в первом же бою. Группа казаков привезла в Царское Село к «старшему над большевиками» генерала Краснова. Этим «старшим» был Г.К. Орджоникидзе. 16 ноября Серго избирается членом Исполнительной комиссии Петроградского комитета РСДРП(б), а 19 декабря решением ЦК РСДРП(б) и Совнаркома РСФСР назначается Временным чрезвычайным комиссаром района Украины. Главная задача – изыскание хлеба для Петрограда. Другая задача была национализация банков и извлечение денег. Зачастую приходилось директоров и главных кассиров отправлять в ЧК, а двери кладовых взрывать, чтобы взять деньги.. Серго удалось добывать многие миллионы для армии, для закупки хлеба и продовольствия, для восстановления железных дорог и военных заводов, для выплаты жалования рабочим Донбасса, Приднепровья, Криворожья, для содержания государственного аппарата. 9 апреля 1918 г. Декретом СНК РСФСР Г.К. Орджоникидзе поручено организовать и возглавить Временный чрезвычайный комиссариат Южного района, объединяющий Крым, Донскую и Терскую области, Черноморскую губернию, Черноморский флот и весь Северный Кавказ до Баку. Ожесточенную борьбу Серго вел с анархистами, которые грабили все и отправляли награбленное в Новочеркасск, объявленный столицей очередного независимого государства. В начале июля 1918 г. он известил Ленина о том, что Первый съезд Советов Северного Кавказа положил конец раздробленности. Многонациональный Юг, его горы, степи, приморские долины – все это неотделимая часть Советской России. Кубано-Черноморская, Терская и Ставропольская республики слились в одну – Северокавказскую. Простые труженики Северного Кавказа любили и уважали Орджоникидзе. Они называли его Эрджкинез, луом (лев). В августе-декабре Г.К. Орджоникидзе руководит боевыми операциями Красной Армии против вооруженных сил контрреволюции на Северном Кавказе. В октябре политическая и военная обстановка на Северном Кавказе обострилась.
Главнокомандующий Красной Армией Северного Кавказа Сорокин Иван Лукич (1884-1.11.1918) объявил себя главой всей России и резко обострил отношения с советской властью. Он приказал расстрелять командующего Таманской армией И.И. Матвеева, а 21 октября 1918 г. в Пятигорске – группу руководителей ЦИК Северо-Кавказской советской республики и Крайкома РКП(б): председателя ЦИК А.А. Рубина, секретаря крайкома М.И. Крайнего, председателя фронтовой ЧК Б. Рожанского, уполномоченного ЦИК по продовольствию С.А. Дунаевского. II Чрезвычайный съезд Советов Северного Кавказа (27 октября 1918 г.) по предложению Чрезвычайного Комиссара Г.К. Орджоникидзе сместил Сорокина с поста Главнокомандующего и назначил на его место И.Ф. Федько. Сорокин был объявлен вне закона. З0 октября он был задержан со своим штабом подразделениями кавалерийского полка Таманской армии под командованием М.В. Смирнова и помещен в тюрьму Ставрополя. 1 ноября Сорокин был застрелен во дворе тюрьмы командиром 3-го Таманского полка 1-й Таманской пехотной дивизии И.Т. Высленко. В Пятигорске с 1 по 3 ноября было казнено более 100 человек. Так таманцы отомстили за смерть своего командарма И.И. Матвеева. Среди казненных были царские генералы Рузской и Радко-Дмитриев. Пятигорской трагедией сразу воспользовались белые. Деникинцы взяли Армавир, Шкуро ворвался в Ставрополь. Добровольческая армия спешила в предгорья Кавказа. Орджоникидзе с отрядом направился в Пятигорск. Красноармейцы оборонялись из последних сил. Главная беда была в отсутствии боеприпасов. Патроны приходилось покупать в аулах и станицах по пять рублей за штуку. Артиллерийские снаряды в зависимости от калибра ценились от 400 до 700 рублей каждый. Город был забит тифозными. В начале января их было в Пятигорске свыше 50 тысяч. Не было лекарств и врачей. Не во что одеть здоровых. Нечем кормить беженцев. С.М. Киров, был в это время в Москве и сверхэнергично решал вопрос с отправкой эшелонов из Москвы через Астрахань для нужд 11 армии. В первом эшелоне 40 тыс. пар обмундирования, во втором – пулеметы, автомобили и мотоциклы и, конечно, боеприпасы. Затем третий, четвертый и пятый эшелоны. Но все это не всегда доходило до адресата. 19 января 1919 г. 11 армия оставила Пятигорск. В начале февраля белые взяли Владикавказ. Орджоникидзе с частью сил ушел в горы. За его голову белые обещали 6 млн. «царских денег». Не удалось деникинцам, англичанам, закавказским националистам захватить Серго. Он смог вырваться из западни. Теперь он в Тифлисе, на нелегальной квартире. Ему нужно было пробираться из Тифлиса в Баку, а оттуда – в Астрахань. Из Тифлиса выехали вместе с Камо и женой Зинаидой. До Баку добрались без происшествий. Далее предстояла морская «прогулка», организованная Анастасом Микояном, руководившим подпольной коммунистической организацией в Баку. Он занимался доставкой оружия из Астрахани в Баку. Сначала шли на баркасе под парусом, но затем ветер стих и пять суток стояли на месте, рискуя быть задержанными. Эта морская «прогулка» продолжалась 14 суток. При выходе на берег в Астрахани патруль потребовал документы, которых у Серго не было. Помог только давний друг Серго - командующий флотом Федор Раскольников. В Астрахани Серго встретился с С.М. Кировым. Астрахань, полусгоревшая во время недавнего контрреволюционного мятежа, ежедневно подвергалась налетам английских эскадрилий и жила как фронтовой город.Неожиданный вызов в Москву.
После короткого отпуска по настоянию Ленин (меньше недели) в Москве, Орджоникидзе едет на фронт с белополяками. С 15 июля 1919 г. он член Реввоенсовета 16 армии Западного фронта, принявшей на себя главный удар поляков. Орджоникидзе знал, что резервов не будет. Основные силы республики прикованы к Южному и Восточному фронтам. Они противостоят Деникину и Колчаку. Нужно было найти резервы на месте. Серго нашел их. Он лично ходил в разведку и установил связи с революционным подпольем и рабочим населением городских окраин. Ударами с фронта и тыла враг был отброшен за Березину, которая надолго стала пограничной рекой. Но на юге обстановка обострилась чрезвычайно. Деникин занял Курск, Воронеж, Орел, приблизился к Туле. На востоке колчаковцы активизировал действия в районе реки Тобол. Юденич шел на Петроград, интервенты на Севере и в Средней Азии. Газета «Правда» в эти дни писала: «Коммунисты – правящая партия, которая пилит дрова, сражается на фронтах, грузит вагоны и расстреливает своих собственных членов, если они оказываются негодными. Идите, товарищи, в эту партию!» «Мы идем!» ответили свыше 200000 рабочих и работниц. Южному фронту республика отдала все, что могла: с берегов Березины на Орловское направление переброшены Латышская стрелковая дивизия, бригада Червонного казачества, Эстонская бригада (3500 штыков). Председателем Реввоенсовета этой группы войск назначен Орджоникидзе. 5 октября Орджоникидзе назначается членом Реввоенсовета 14 армии Южного фронта.11 октября 1919 г. группа Орджоникидзе совершила 33 км бросок под проливным дождем и нанесла удар по войскам корпуса Кутепова. В первую штыковую атаку латышских стрелков вел Серго. В войсках поползли слухи, что дело Советской власти проиграно, все равно ничего не сделаешь. Об этом Серго информировал В.И. Ленина. Много раз он водил войска в штыковые бои. Разгромил знаменитую офицерскую дивизию Дроздова и 20 октября освободил Орел, а затем Курск. Два месяца ожесточенных боев и лучшие офицерские дивизии добровольческой армии разгромлены. 11 декабря латышские стрелки и червонные казаки вошли в Харьков. Впереди Ростов и Кавказ. 23 января 1920 г. Г.К. Орджоникидзе назначается членом Реввоенсовета Кавказского фронта и председателем Бюро по восстановлению советской власти на Северном Кавказе. С.М. Киров по прямому проводу говорил члену РВС Южного фронта Гусеву С.И. и настоятельно требовал быстрейшего приезда Серго в Астрахань. «Без Орджоникидзе работа не пойдет», - убеждает Киров…Орджоникидзе в Ростове. На Кавказском фронте чувствовалась слабость общего командования (командующий Шорин В.И.), имели место распри между армиями, усиление действий противника. Нужно было срочно менять командующего фронтом. Москва прислала на эту должность молодого 25-летнего Тухачевского М.Н. Войска фронта начали организованное и успешное наступление. Освобождены Тихорецкая, Ставрополь, Ейск, Миниральные Воды, Екатеринодар. Это заслуги четырех стрелковых армий и конницы С.М. Буденного, партизан и повстанцев Кавказа. Судьба Деникина висела на волоске. В ночь с 26 на 27 марта 1920 г. из Новороссийска на Крым ушли английские и французские военные корабли с остатками добровольческой армии. Места всем не хватило. 22000 деникинцев остались на причале и сдались в плен. Теперь главной задачей стала подготовка быстрейшей переброски максимума войск на Западный фронт против поляков. А у Серго путь во Владикавказ, в родные места. Здесь его встречал С.М. Киров. Необходимо было быстрее распределить земли Кубани, Ставрополья и Терека в пользу казачьей бедноты, иногородних крестьян и горцев. В.И. Ленин выделил горцам 200 миллионов рублей. Он также просил «действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно в Дагестане». 8 апреля Политбюро ЦК организует Кавказское Бюро ЦК РКП(б), в состав которого входит Орджоникидзе. 27 апреля 1920.г. Азербайджан освободился от банд внутренней и внешней контрреволюции и попросил помощи у Советской России. Серго с частями 11 армии двинулся на Баку. Орджоникидзе, Киров и Микоян действовали на бронепоезде. 1 мая 1920 г. в Баку вошли расцвеченные флагами корабли Каспийской военной флотилии. Через две недели они ушли в Иран, очистив портовые склады и захватив все плавсредства. Усилиями Серго и Раскольникова все было возвращено на свое место, а корабли, сняв вооружение и «броню» превратились в баржи, сухогрузы и др. Серго и Е.Д. Стасова подготовили и провели Первый Съезд народов Востока в Баку. Делегатами съезда были около 2000 человек 32 национальностей. В феврале в Тифлисе арестовано посольство Советского Азербайджана. Против бесчинства грузинских меньшевиков восстали крестьяне, организовали революционный комитет и обратились за помощью к России, Азербайджану и Армении. 11 армия получила приказ перейти границу. 25 февраля 1921 г. Серго с войсками были в Тбилиси и водрузили там Красное Знамя. 27 февраля по решению Азербайджанского Ревкома Г.К. Орджоникидзе вручают орден Красного Знамени, а 28 марта его назначают представителем РСФСР в Грузии. В это время в Грузии «расцветал» национализм. Лидерами националистических идей были Филипп Махарадзе, Буду Мдивани, Котэ Цинцадзе, Окуджава и другие. Они заявляли: Серго «Нам не надо Закавказской федерации – единых денег и отмены таможенных границ. Мы не станем делиться с нищей Арменией черноморскими портами и нашей железной дорогой. Мы не дадим ни грамма золота в кассу объединенного внешторга. Каждый пусть торгует с заграницей самостоятельно, чем богат. На наш марганец спрос велик, а что могут предложить Армяне, свои камни?» Серго, Киров, Мясников, и другие отстаивали принцип «автономизации», ЦК Грузии оставался на позициях Мдивани – ни Закавказской федерации, ни вступления в РСФСР. В конце сентября за «автономизацию» проголосовала комиссия ЦК. Проект резолюции подготовили Молотов, Мясников, Орджоникидзе и Сталин и рекомендовали его Пленуму ЦК РКП(б). Однако В.И. Ленин не совсем согласился с текстом резолюции и написал письмо всем членам Политбюро. В письме отмечалось, что Сталин имеет устремление торопиться. Он допустил ошибку, сказав вместо «вступления» в РСФСР – «Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии». Получалось, что мы признаем себя равноправными с Украиной и Белоруссией, а Закавказскую федерацию – лишь автономией. На состоявшемся Пленуме ЦК Буду Мдивани согласился на вступление в состав Союза самостоятельной Грузии без Армении и Азербайджана, т.е. без ненужной Закавказской федерации – выдумки Орджоникидзе. В знак протеста против решений Пленума ЦК РКП(б) грузинский ЦК ушел в отставку. Бывшие его члены развернули повсеместную травлю Орджоникидзе. Его называли «колонизатором» и всячески оскорбляли. И Серго «сорвался». Он дал пощечину у себя на квартире в Тбилиси Кобахидзе – телеграфисту грузинского ЦК за то, что тот назвал Орджоникидзе коррупционером. Единственным свидетелем был заместитель председатель Совнаркома Рыков. Рыков был в близких отношениях с «потерпевшим», но он встал на сторону Серго и считал, что последний прав. В.И. Ленин не одобрял поступок Орджоникидзе и считал, что тот не имел права на раздраженность, а поэтому заслуживает наказания. Закавказская федерация начала существовать лишь с середины марта 1922 г., после того как в Тифлисе полномочная конференция Центральных Исполнительных Комитетов Азербайджана, Армении и Грузии утвердила союзный договор об образовании федерации. «В союз советских республик, - радостно отмечал Серго, - мы идем не отдельно – Грузия, Армения и Азербайджан, а идем общей семьей закавказских народов». На XI съезде РКП(б) 27 марта-2 апреля 1922 г. Г.К. Орджоникидзе избран членом ЦК РКП(б). В период с 1922 по 1926 г. Орджоникидзе занимает ряд партийных должностей: он Первый секретарь Закавказского Крайкома партии, Первый секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). Кроме того с 1924 г. он член РВС СССР. Пленум ЦК и ЦКК 14-23 июля 1926 г. избирает Орджоникидзе кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б).5 ноября 1926 г. Серго назначен Заместителем Председателя Совнаркома СССР и Наркомом Рабоче-крестьянской инспекции, Заместителем Председателя Совета Труда и Обороны. Серго гордился, Рабкрин – одна из самых больших забот В.И. Ленина. Теперь Серго – сердечный и беспощадный, вспыльчивый и мгновенно все прощающий – стоял во главе Рабкрина. Он встал на свой открытый всем бурям и штормам пост. Поздней осенью 1927 г. Серго сделали операцию, но у него обнаружили туберкулезное поражение левой почки. Ее удалили в феврале 1929 г. Рабкрин тех лет – это и Высший Совет Народного Хозяйства, и Госплан, и Всесоюзное бюро жалоб и наркоматы транспорта, финансов, земледелия, государственные комитеты по науке, заработной плате, изобретениям. Под руководством Орджоникидзе Рабкрин отменил 60 (из 62) налогов с промышленности. Серго не стеснялся изучать опыт зарубежных специалистов. Он постоянно посылал за рубеж на учебу инспекторов Рабкрина, ученых, хозяйственников, инженеров. Сам ездил из Тифлиса в Германию советоваться о проектах строительства гидроэлектростанций. 10 ноября 1930 г. Президиум ЦИК СССР назначил Орджоникидзе – одного из самых близких к Ленину - Председателем Высшего Совета Народного Хозяйства. До Серго первым председателем ВСНХ был Феликс Дзержинский, затем Валериан Куйбышев. Они создавали проекты и закладывали фундамент. При Серго шло становление промышленности. «Без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем, как самостоятельная страна», - говорил В.И. Ленин. В годы первой пятилетки должны построить 518 новых заводов. Американский автопромышленник Генри Форд отмечал: «Россия начинает строить. С моей точки зрения, не представляет разницы, на какую теорию опирается реальная работа, поскольку в будущем решать будут факты. Если Россия, Китай, Индия, Южная Америка разовьют свои способности, то что мы станем делать? Только одержимые глупой жадностью, причем здесь больше глупости, чем жадности, могут думать, что мир всегда будет зависеть от нас. Нет! Народы сделают так, как делает Россия. Используя американские методы, русские выгадывают полвека опыта. Они идут к тому, чтобы в отношении промышленности быть в ногу с веком». В конце декабря 1930 г. Пленум ЦК вводит Г.К. Орджоникидзе в состав Политбюро ЦК ВКП(б)
По производству тракторов СССР на первом месте в мире. По выплавке чугуна – на втором. По производству электроэнергии, стали, грузовых автомобилей – на третьем. Для того, чтобы увеличить выплавку чугуна вдвое с 5 до 10 млн. т. в год Германии понадобилось 10 лет, США – 15, Англии – 36 лет. В СССР подобная задача решена за не полных 4 года. В январе 1932 г. ВСНХ был преобразован в Наркомат тяжелой промышленности. Орджоникидзе 5 января этого же года назначается Наркомом тяжелой промышленности. У него жесткая рука, спуску не даст, но его любят. Он ругал только тех, от кого много ждал. В.И. Ленин учил: «Руководитель государственного учреждения должен обладать в высшей степени способностью привлекать к себе людей». Серго умел это делать. Он вместе с Кировым привезли в Баку из константинопольских лагерей 8 тысяч врангелевцев, пожелавших возвратиться на родину. Это была на редкость трудная и ответственная политическая операция, но Серго пошел на нее. Орджоникидзе много занимался вопросами развития Алтайских золотых рудников и полиметаллических залеганий Казахстана. 10 июля 1931 г. по Настоянию Серго было принято постановление Президиума ЦИК СССР: «В связи с исключительными достижениями советского гражданского самолетостроения амнистировать конструкторов, всех инженеров, техников, приговоренных к различным мерам социальной защиты за вредительство и ныне добросовестно работающих в Центральном Конструкторском Бюро». Серго – человек наступления. Он говорил: «Если производительность труда не вырастает, если страна не становится богатой, то какой же это социализм? Разве социализм может быть на бедности, на нищете? Никогда!» Тяжелая промышленность росла и развивалась. Серго с гордостью заявлял, что армия работников тяжелой промышленности достигла 6 миллионов человек. Он глубоко верил в зрелость и отвагу своей армии. Главное условие достижения цели у Серго – существование препятствий. 24 октября 1936 г. Г.К. Орджоникидзе исполнилось 50 лет. Человек до совершенства цельный, словно вытесанный из одной гранитной глыбы, Серго с юношеских лет вручает сердце буре. Его друг Феликс Дзержинский сказал обо всех о них, профессиональных революционерах: «Я не умею наполовину ненавидеть или наполовину любить. Я не умею отдать лишь половину души. Я могу отдать всю душу или не дам ничего». Серго весь революционер, весь большевик, весь ленинец. На каторге и на фронте, в глубоком подполье при царизме и в Совете Народных Комиссаров, в горе и в радости – всегда он прямой, твердый смелый. Двадцатипятилетним он впервые избран в Центральный Комитет партии. И вся его жизнь, большая, вместительная, прекрасная и могучая, как песня, - это страницы героической истории партии и социалистической революции. Однажды на дверях его кабинета вывесили объявление: «Товарищ Орджоникидзе принимает по нечетным дням с 12 до 3». Серго очень негодовал и приказал написать: «Прием у Орджоникидзе всегда. Если его нет на месте, просьба обращаться домой». В январе 1936 г. Политбюро ЦК приняло особое постановление: «Обязать т. Орджоникидзе с утра 9 января выехать к себе на дачу под Москву на отдых сроком на 12 дней с тем, чтобы он за этот период времени принимал людей в весьма ограниченном количестве (не более 1-2 человек в день)». По глубокому убеждению металлургов – он первый в стране сталевар; шахтеры его считают запрвским шахтером; добытчики золота – таежным старателем. Химики его причисляют к знатокам тонких и редких синтезов, а в кругу машиностроителей он технолог и конструктор высшего класса. Такие люди работали в окружении В.И. Ленина и И.В. Сталина.
22 марта 1935 г. Г.К. Орджоникидзе награжден орденом Ленина за перевыполнение производственной программы 1934 г. по Народному комиссариату тяжелой промышленности, а 17 января 1936 г. – орденом Трудового Красного Знамени за перевыполнение плана 1935 г. В июле-августе 1936 г. он руководит организацией беспосадочного перелета Чкалова, Байдукова и Белякова по маршруту: Москва – Северный Ледовитый океан – Земля Франца Иосифа – мыс Челюскин – Петропавловск-Камчатский – Николаевск-на-Амуре. В конце года он работает членом Редакционной комиссии по установлению окончательного текста Конституции СССР.
С 17 на 18 февраля 1937 г. около двух часов ночи Серго покинул свой рабочий кабинет в Наркомате. В этот же день (четверг) в 17 часов 30 минут он ушел из жизни…
Серго неоднократно пытался объяснить Сталину, что на его болезненной подозрительности сейчас играют самые темные силы, что из партии вырывают ее лучших людей. Расстрелян старший брат Серго – Папулия, вынесен смертный приговор Алеше Сванидзе – родному брату жены Сталина, матери его сына Якова. С обыском незадолго до того приходили и на квартиру Орджоникидзе. Оскорбленный, разъяренный Серго весь остаток ночи звонил Сталину. Дозвонился под утро и услышал: «Это такой орган, что и у меня может сделать обыск. Ничего особенного…». Разговор со Сталиным утром семнадцатого несколько часов с глазу на глаз. Второй разговор по телефону, после возвращения Серго домой. Гневный разговор со взаимными оскорблениями, русской и грузинской бранью. Разделять ответственность за то, что никак не в состоянии предотвратить, Серго не мог. Подличать не хотел, это значило бы перечеркнуть всю прошлую жизнь… Оставалось уйти!..
Сталин явился тотчас после звонка Зинаиды Гавриловны. Ни о чем не спросил, только высказал удивление: «Смотри, какая каверзная болезнь! Человек лег отдохнуть, а у него приступ, сердце разрывается». Эти слова были повторены в официальном медицинском заключении о смерти. Официально объявленная причина смерти – инфаркт. Однако жена Зинаида Гавриловна рассказывала, что услышав выстрел в соседней комнате, вбежала туда и увидела, как рука Серго с револьвером опускалась на пол. Он выстрелил в сердце. Похоронен Григорий Константинович на Красной площади у Кремлевской стены. В день похорон Серго 21 февраля 1937 г. падал густой снег. На Красной площади под низко нависшим небом самозабвенно хозяйничала метель.
Награды Г.К. Орджоникидзе: орден Ленина (1935), орден Красного Знамени (19.5.1921), орден Трудового Красного Знамени (1936), орден Красного Знамени Азербайджанской ССР (1921), орден Красного Знамени Грузинской ССР. Именем Г.К. Орджоникидзе были названы ряд городов, и других населенных пунктов и улиц, высших учебных заведений на территории бывшего СССР. Память о Серго будет жить, пока живы коммунисты-ленинцы.

Бережной А.А., полковник в отставке, Колпинский РК КР

 

 
« Пред.   След. »
Вступить в партию
Вступить в партию Коммунисты России
История КПЛО
Коммунисты Петербурга и Ленинградской Области (КПЛО) - Межрегиональная общественная организация. Создана в 2003г. Имеет государственную регистрацию. Численность - 500 членов. Входит в состав Общероссийской организации КОММУНИСТЫ РОССИИ
Популярные
Позор киносодержанке Бонда! КОММУНИСТЫ ПРЕЗИРАЮТ КУРИЛЕНКО- КИНОСОДЕРЖАНКУ БОНДА -007
ЦИНИЧНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ И ГИМН БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ ОПЫТАМ НАД ЛЮДЬМИ
ПОБЕДА ЗЕНИТА - ПОБЕДА НАРОДА!
Карикатура на космического интернационалиста "ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ" - КЛЕВЕТА НА КОСМИЧЕСКИХ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ И ПОДПОЛЬЩИКОВ
СИЯЮЩАЯ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ РАЗГРОМИЛА АМЕРИКАНСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ РОБОТОВ
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА О ПОБЕДЕ ОБАМЫ
ЭНГЕЛЬС – НОВЫЙ ПОИСКОВИК РУНЕТА
КОММУНИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К МАДОННЕ
западные футболисты издеваются над КНДР ГОРЕ ПОСТИГЛО ВСЕХ КОММУНИСТОВ НА ЧМ 2010 В ЮАР
АКТИВИСТЫ КП: НЕ ПОЗВОЛИМ БОНДАРЧУКУ ОПЛЕВЫВАТЬ КОММУНИСТОВ ДРУГИХ ЭПОХ И ПЛАНЕТ
КРЕМЛЬ СКРЫВАЕТ ПРАВДУ О КОСМОСЕ
Глава ЭССР Андрес Тамм ВНОВЬ СОЗДАНА ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА!
НЕ РАБОТАЙТЕ В ПРАЗДНИК ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОММУНИСТОВ БАРАКУ ОБАМЕ
АРШАВИН ЗАНИМАЕТ АНТИПАТРИОТИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ
Первые минуты на советской земле ВСПОМИНАЯ САМАНТУ СМИТ
Тот, кто тропку звездную открыл С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ КОСМОНАВТИКИ! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, КП!
КОММУНИСТЫ ПЕТЕРБУРГА ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ В СВОИ РЯДЫ, ЕСЛИ ЕГО НЕ ПРИМУТ В ЗЕНИТ
Пойдет ли Спилберг на примирение с Россией? КОММУНИСТЫ ДАЛИ СПИЛБЕРГУ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!
ОСТАНОВИТЬ И ПОБЕДИТЬ "БАВАРИЮ"!
Top! Top!