Непобедимая и легендарная. К 100-летию родной Красной Армии
22.02.2018 г.
Нет свободы, когда нет силы защищать её.
Н.М. Карамзин

На протяжении тысячелетий господствовавшие в рабовладельческих, феодальных и капиталистических государствах эксплуататорские классы формировали вооружённые силы для того, чтобы держать в подчинении и покорности трудящихся своей страны, завоёвывать другие страны, грабить и угнетать их народы. С рождением Республики Советов в Октябре 1917 г. создан новый тип вооружённых сил. После этого сразу же посыпались ядовитые упрёки внутренних и внешних врагов Советской власти: почему Советское государство, провозгласившее политику мира, создало свои вооружённые силы? Как большевики посмели? Разочаруем их: не для захвата чужих территорий и грабежа других стран, а тем более не для угнетения собственного народа нужна была Советской власти сильная армия. Захватнические цели, функции угнетения чужды и противопоказаны самой природе государства, строящего социализм. С нападками на партию, создававшую армию нового типа, выступили эсеры и меньшевики, которые заявляли, что создание постоянной армии является нарушением принципов демократии и социализма. Лидеры II Интернационала обвиняли партию большевиков в «красном милитаризме», в забвении лозунга «всенародной армии». В Англии поспешили заявить: «Большевиков следует рассматривать как открыто признанных врагов». В США государственный секретарь докладывал президенту, что Россия «никогда не попадёт под власть петроградских большевиков». Политические деятели и пропагандистский аппарат империалистических стран, прикрывая грязные цели антисоветской агрессии дымовой завесой клеветы и дезинформации, сочинили и стали усиленно распространять небылицы об агрессивности большевиков, якобы грозящих уничтожить цивилизацию всего мира, о «страшной руке Москвы», о «красном милитаризме» и т.п. При этом Красная Армия изображается ими как главное орудие «экспорта революции». Советской же России армия была жизненно необходима, чтобы сохранить и укрепить рождённый Октябрьской революцией новый общественный строй, защитить Отечество, перешедшее на путь социалистического развития, от яростных нападений внутренней и внешней контрреволюции. 
 
На протяжении тысячелетий господствовавшие в рабовладельческих, феодальных и капиталистических государствах эксплуататорские классы формировали вооружённые силы для того, чтобы держать в подчинении и покорности трудящихся своей страны, завоёвывать другие страны, грабить и угнетать их народы. С рождением Республики Советов в Октябре 1917 г. создан новый тип вооружённых сил. После этого сразу же посыпались ядовитые упрёки внутренних и внешних врагов Советской власти: почему Советское государство, провозгласившее политику мира, создало свои вооружённые силы? Как большевики посмели? Разочаруем их: не для захвата чужих территорий и грабежа других стран, а тем более не для угнетения собственного народа нужна была Советской власти сильная армия. Захватнические цели, функции угнетения чужды и противопоказаны самой природе государства, строящего социализм. С нападками на партию, создававшую армию нового типа, выступили эсеры и меньшевики, которые заявляли, что создание постоянной армии является нарушением принципов демократии и социализма. Лидеры II Интернационала обвиняли партию большевиков в «красном милитаризме», в забвении лозунга «всенародной армии». В Англии поспешили заявить: «Большевиков следует рассматривать как открыто признанных врагов». В США государственный секретарь докладывал президенту, что Россия «никогда не попадёт под власть петроградских большевиков». Политические деятели и пропагандистский аппарат империалистических стран, прикрывая грязные цели антисоветской агрессии дымовой завесой клеветы и дезинформации, сочинили и стали усиленно распространять небылицы об агрессивности большевиков, якобы грозящих уничтожить цивилизацию всего мира, о «страшной руке Москвы», о «красном милитаризме» и т.п. При этом Красная Армия изображается ими как главное орудие «экспорта революции». Советской же России армия была жизненно необходима, чтобы сохранить и укрепить рождённый Октябрьской революцией новый общественный строй, защитить Отечество, перешедшее на путь социалистического развития, от яростных нападений внутренней и внешней контрреволюции.
Армия вообще, это совокупность вооружённых сил государства. Это понятие впервые введено Ф.Энгельсом. Он писал, что армия – это «организованное объединение вооружённых людей, содержащееся государством в целях наступательной или оборонительной войны» (Маркс, Энгельс. Соч. Изд. 2-е. Т. 14, с. 5). Вопрос о происхождении, сущности и назначении армии привлекал многих мыслителей от глубокой древности до наших дней (Аристотель, Гегель, Чернышевский, Сунь-Цзы, Суворов, Бюлов, Клаузевиц и многие другие). Они высказывали ряд правильных положений о сущности армии как орудия государства. Однако многие из них рассматривали армию как надклассовую организацию. И сейчас многие буржуазные социологи ведут полемику о происхождении и социально-политической сущности армии. Подлинно научное и всестороннее раскрытие вопроса о происхождении, сущности, и функциях армии можно найти в трудах классиков марксизма-ленинизма. Они показали, что возникновение и развитие армии обусловлено развитием способа производства, появлением экономического и социального неравенства между людьми, возникновением государства как органа классового господства. Только с того момента, когда складывается государство, отмечал В.И. Ленин, «создаётся особая сила, особые отряды вооружённых людей» (Т.33, с. 10). Исторический процесс возникновения, развития и отмирания в будущем армии как особой военной организации, связан с образованием, развитием и отмиранием классов и государства. При первобытнообщинном строе не было ни классов, ни государств, ни армий как орудий насилия. Существовала, по определению Ф. Энгельса организация «подлинного «вооружённого народа», защищавшего себя собственными силами в своих родах, фратриях и племенах» (М. и Э. Т.21, с. 109). Племя почти целиком вступало в борьбу с соседями, чтобы захватить или защитить средства существования. Всё взрослое мужское население, а часто и женщины были воинами.
Армия призвана осуществлять внешнюю и внутреннюю функции. В классово-антагонистическом обществе внешняя функция состоит в достижении насильственными средствами внешнеполитических целей (прогрессивных или реакционных) господствующих классов данного государства. Внешней функцией армии государства строителей социализма является защита Отечества. Внутренняя функция армии в эксплуататорском обществе состоит в подавлении сопротивления угнетённых классов. Внутренняя функция армии государства социалистического развития существует только в переходный от капитализма к социализму период и заключается п подавлении сопротивления остатков свергнутых классов. С завершением переходного периода внутренняя функция социалистической армии отмирает. Армия никогда не стояла вне политики. В.И. Ленин подчёркивал, что «войско не может быть, никогда не было и никогда не будет нейтральным» (Т. 12, с. 58), что «лживая доктрина: «армия должна быть вне политики» особенно удобна для прикрытия истинных стремлений буржуазии» (Т. 13, с. 283). Армия социалистического типа, новый тип армии является орудием государства социалистического развития. Она создаётся вместе с рождением социалистического строя и формируется на его базе. Она возникает как орган диктатуры пролетариата – самого передового и самого революционного класса, выражающего коренные интересы всех трудящихся. В своё время К. Маркс писал, что пролетариату необходимо «организоваться в армию, обладающую достаточной моральной и физической энергией, чтобы вступить в борьбу с вражескими полчищами» (К. М. и Ф. Э. Т. 10, с. 115). Говоря таким образом, Маркс имел в виду «революционную армию». Что такое революционная армия? Революционная армия, это вооружённые силы пролетариата и его союзников, создаваемые партией рабочего класса для борьбы за победу буржуазно-демократической и социалистической революций. Пролетариату необходимы свои вооружённые силы. Революционная армия впервые была создана Парижской Коммуной 9 сентября 1793 г. на основании декрета Конвента (законодательного и исполнительного органа Франции). Предназначалась для борьбы с внутренней контрреволюцией и стремилась пресечь любые вылазки реакции, направленные на создание экономических трудностей в стране. Численность армии составляла 6000 человек. 27 марта 1794 г. – ликвидирована. Вопрос о революционной армии стал особо злободневным для большевиков в период первой русской революции 1905-1907 гг., в период поражения этой революции и столыпинской реакции (до1910 г.) и затем в 1917 г. в период февральской буржуазной и Октябрьской социалистической революций. Что на эту тему писал В.И. Ленин? В статье «Революционная армия и революционное правительство», июль 1905 г. он говорит: ««Броненосец Потёмкин» остался непобеждённой территорией революции, и какова бы не была его судьба, перед нами налицо несомненный знаменательный факт: попытка образования ядра революционной армии. Но ещё более энергичные попытки образования революционной армии последуют неминуемо за событиями на Черноморском флоте. Наше дело теперь - поддерживать всеми силами эти попытки, разъяснить самим широким массам пролетариата и крестьянства общенародное значение революционной армии в деле борьбы за свободу, помочь отдельным отрядам этой армии выдвинуть общенародное знамя свободы, привлечь массу, объединить силы, которые бы раздавили царское самодержавие. Бунты – демонстрации – уличные сражения – отряды революционной армии, - таковы этапы развития народного восстания. Самодержавие всё сделало для подготовки этой борьбы. Оно годами толкало народ на вооружённую борьбу с войском и теперь оно пожинает то, что сеяло. Из самого войска выходят отряды революционной армии. Революционная армия нужна для революционной борьбы и для военного руководства массами народа против остатков вооружённой силы самодержавия. Революционная армия необходима потому, что только силой могут быть решены великие исторические вопросы, а организация силы в современной борьбе есть военная организация. И революционная армия и революционное правительство представляют из себя «организмы» настолько высокого типа, требуют учреждений таких сложных, гражданского самосознания такого развитого, что было бы ошибкой ждать простого, немедленного, верного осуществления этих задач сразу. Нет, мы не ждём этого, мы умеем ценить значение той упорной, медленной, часто невидной работы политического воспитания, которую всегда вела и всегда будет вести социал-демократия. Неудачи, которые неизбежно ждут нас при дальнейших попытках образования революционной армии и учреждения революционного правительства, только научит нас практическому решению этих задач, только привлекут новые и свежие, таящиеся под спудом, народные силы к их решению. Теперь все социал-демократы выдвинули военные вопросы, если не на первое, то на одно из первых мест, поставили на очередь изучение их и ознакомление с ними народных масс. Революционная армия должна практически применить военные знания и военные орудия для решения всей дальнейшей судьбы русского народа, для решения первого, насущного вопроса, вопроса о свободе» (т. 10, с. 337-340). В своей работе «Последнее слово «искровской» тактики» (17 октября 1905 г.), анализируя поражение восстания 1905 г., он отмечает: «нехватка в военной силе, в военной силе революционного народа (а не народа вообще), которая состоит 1) в вооружённом пролетариате и крестьянстве, 2) в организованных передовых отрядах из представителей этих классов, 3) в готовых перейти на сторону народа частях войска. Взятое всё вместе, это и составляет революционную армию. Говорить о восстании, о его силе, о естественном переходе к нему и не говорить о революционной армии есть нелепость и путаница, - тем более, чем мобилизованнее контрреволюцинная армия. Революционная армия – очень большое слово. Создание её – трудный, сложный и долгий процесс. Но когда мы видим, что он уже начался и обрывками, кусочками идёт повсюду; - когда мы знаем, что без такой армии действительная победа революции невозможна, - мы должны выдвинуть решительный и прямой лозунг, проповедовать его, делать его оселком злободневных задач политики» (т. 11, с. 365-366). Руководствуясь указаниями Маркса, Энгельса, Ленина партия большевиков концентрировала свои усилия на воплощении тактических лозунгов: вооружённое восстание, революционная армия, революционное правительство.
В годы первой русской Революции в классовых боях и сражениях 1905-1907 гг. партия создавала свои самостоятельные боевые силы: вооружённые боевые дружины, отряды, команды из рабочих и крестьян, нелегальные партийные организации в частях армии и флота, вела революционную пропаганду среди солдат и матросов, готовила руководителей вооружённого восстания, организовывала военное обучение дружинников, разрабатывала тактику вооружённого восстания. Дружинники нападали на полицейских, на склады с оружием и боеприпасами, сами изготовляли различное оружие, освобождали пленников из полицейских участков и на этапах, решали другие боевые задачи. Все эти силы формировались по производственно-территориальному принципу. Это были первые зачатки революционной армии. Это было начало нового этапа в развитии военно-теоретических взглядов марксизма. В декабрьском вооружённом восстании 1905 г. боевые дружины получили опыт уличной борьбы, который был использован большевиками в 1917 г.
Основной формой организации вооружённых сил пролетариата в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции и в начале Гражданской войны (1918-1920 гг.) стала Красная Гвардия, прообразом которой были рабочие боевые дружины и отряды в первой русской Революции. В первые дни Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. по инициативе большевиков в Петрограде, Москве, Харькове, Одессе, Нижнем Новгороде, Ивааново-Вознесенске и других городах стали создаваться дружины и отряды рабочей милиции на заводах и фабриках для их охраны и самообороны. Придавая в то время первостепенное значение созданию и укреплению рабочей милиции, В.И. Ленин подчёркивал: «Создавать действительно общенародную, поголовно-всеобщую, руководимую пролетариатом, милицию! – вот лозунг дня, вот лозунг момента» (т.31, с. 41). Проводя курс на создание революционной армии пролетариата, большевики настойчиво вели разъяснительную и организаторскую работу на заводах и фабриках. По рекомендации В.И. Ленина Бюро ЦК РСДРП(б) 22 марта 1917 г. приняло резолюцию, в которой говорилось, что ближайшей и важнейшей задачей Советов, выполнение которой гарантирует победу над всеми силами контрреволюции и дальнейшее развитие и углубление революции, является всеобщее вооружение народа, и в частности немедленное создание рабочей Красной Гвардии. 17(30) апреля 1917 г. на собрании представителей рабочих дружин Петрограда была создана комиссия по формированию Красной Гвардии. В Москве решение о создании Красной Гвардии было принято МК РСДРП(б) 14 (27) апреля 1917 г. Вначале Красная Гвардия существовала наряду с рабочей милицией и по мере сокращения последней увеличивала свои ряды за счёт бывших рабочих-милиционеров. Вооружённые пролетарские отряды первоначально именовались в различных регионах страны по-разному: «рабочая милиция», «боевая дружина», «рабочая гвардия». Когда же в период между февралём и октябрём 1917 г. ясно определились политические позиции различных классов и партий, рабочие почти повсеместно стали именовать свои боевые силы Красной Гвардией. К лету 1917 г. Красная Гвардия имелась почти во всех крупных городах и промышленных центрах России. Создание Красной Гвардии проходило в острой классовой борьбе, особенно с меньшевиками и эсерами, которые заявляли, что рабочим не надо иметь свои боевые организации, а следует войти в буржуазную «народную милицию». На эту «удочку» большевики не пошли. Организационная структура красногвардейских отрядов была примерно одинаковой и определялась уставами, утверждёнными Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Первичной ячейкой Красной Гвардии был десяток (13-15 человек), четыре десятка составляли взвод, четыре взвода объединялись в дружину (роту), три дружины – в батальон (до 600 человек); батальоны входили в районные отряды, которые при большом количестве батальонов делились на полки. Создавались также пулемётные, подрывные, самокатные, телеграфные, санитарные и др. команды. Управление отрядами Красной Гвардии осуществляли районные штабы, комендатуры, советы и др. органы. Для руководства Красной Гвардией были созданы Центральная комендатура, а с 23 октября (5 ноября) 1917 г. Главный штаб в Петрограде, Центральный штаб в Москве. Осенью 1917 г. в рядах Красной Гвардии насчитывалось: в Петрограде – свыше 20 тыс., в Москве – 10 тыс., а всего по стране – около 200 тыс. красногвардейцев. Красная Гвардия явилась авангардом и главной боевой силой Октябрьского вооружённого восстания и триумфального шествия Советской власти по всей стране. Красногвардейцы не имели определённой формы одежды. Отличительными знаками у них были красные ленты наискось на головных уборах или красные повязки на левом рукаве с надписью «Красная Гвардия». Каждому красногвардейцу выдавался билет, удостоверяющий его принадлежность к Красной Гвардии. За время несения службы (дежурство, караул и др.) красногвардеец получал зарплату по месту своей работы. После победы Октября Красная Гвардия стала орудием закрепления завоеваний революции, основной вооружённой силой пролетарской диктатуры. Она вела борьбу против внутренней контрреволюции в Петрограде и Москве, на Дону, Южном Урале, Украине, в Сибири и на Дальнем Востоке. Вместе с первыми частями Красной Армии дала отпор германским захватчикам под Псковом и Нарвой. Она зорко стояла на страже революционного порядка, вела борьбу с контрреволюционными элементами, спекулянтами, саботажниками, бандитами, охраняла важные народно-хозяйственные объекты и государственные учреждения. На базе отрядов Красной Гвардии в начале 1918 г. были сформированы первые части и соединения Красной Армии. В.И. Ленин высоко оценил роль Красной Гвардии в создании Вооружённых Сил Советского государства: «Вооружённые рабочие были зачатком новой армии, организационной ячейкой нового общественного строя» (т.37, с.295). В апреле 1918 г. в работе «Очередные задачи Советской власти» В.И. Ленин, отмечая заслуги красногвардейцев, говорил: «Красногвардейцы делали благороднейшее и величайшее историческое дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых от гнёта эксплуататоров» (т. 36, с.177). В создании и упрочении Красной Гвардии активную роль сыграли: в Петрограде – К.Юренев, В.А. и Е.А. Трифоновы, В. Павлов, К. Орлов, А. Бодров, В. Малаховский, Н. Подвойский, В. Невский, А. Юркин; в Москве – А. Ведерников, Я. Пече, П. Штернберг, Е. Ярославский, В. Аванесов, П. Добрынин, Г. Усиевич, И. Слесарев, Я. Познанский. Переход Красной Гвардии в Красную Армию, начавшийся в стране в январе 1918 г., продолжался до лета 1918 г., а на Дальнем Востоке до конца 1918 г. Дольше всех Красная Гвардия существовала в Туркестане и лишь 7 октября 1919 г. была упразднена. Называя Красную Гвардию предшественницей Красной Армии, мы точно оцениваем её место и роль в славной истории Советских Вооружённых сил.
Создавая свою Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, трудовой народ возложил на неё сложные и ответственные задачи:
- закрепить победу социалистической революции, подавив вооружённое сопротивление свергнутых эксплуататорских классов;
- отразить организованное международным империализмом военное нападение. Сложнейшую задачу защиты Советского государства от вооружённого вмешательства империалистов и сил внутренней контрреволюции не могла выполнить старая царская армия, насчитывающая около 7 млн. человек. Она разлагалась и разваливалась на глазах. В боевом отношении эта армия по оценке В.И. Ленина, представляла «нулевую величину» (т.35, с. 409). Процесс демобилизации солдат старой армии принимал стихийный характер. Происходило массовое бегство солдат (и офицеров) с боевых позиций, т.е. дезертирство. При этом дезертиры тащили с собой много оружия: кто винтовку, а кто и пулемёт. Эту армию нужно было разрушить, распустить её и заменить новой. В то же время сложившаяся внешнеполитическая ситуация не позволяла тотчас ликвидировать старую армию: страна юридически и фактически оставалась участницей мировой войны, миллионы солдат находились на фронте, ограждая ставшую ныне советской землю от империалистических захватчиков. Сложился как бы заколдованный круг: с одной стороны старую армию следовало разрушить, с другой – она была ещё нужна стране. Демократизируя армию, партия большевиков сумела разорвать этот круг. Чтобы решительно и быстро отстранить от власти над вооружёнными силами контрреволюционных генералов, Советское правительство поставило во главе Военного и Морского министерств, всех центральных управлений и учреждений военного ведомства революционные коллегии и комитеты. На пост Верховного главнокомандующего вместо генерала Духонина был назначен большевик прапорщик Н.В. Крыленко. В Ставке были образованы Военно-революционный комитет и Революционный полевой штаб – органы управления действующей армии. Советское правительство немедленно отменило смертную казнь на фронте, освободило арестованных и осуждённых за революционную деятельность солдат и офицеров, восстановило свободу агитации в армии и на флоте. В декабре 1917 г. были отменены все чины и звания, а также связанные с ними преимущества; были ликвидированы офицерские организации. Вся полнота власти в подразделениях, частях. соединениях и объединениях переходила соответствующим солдатским комитетам и советам. Вводилась выборность командного состава. Реакционно настроенные, враждебно относящиеся к Советской власти генералы и офицеры изгонялись из вооружённых сил. Все эти меры помогли партии большевиков вырвать армию из рук эксплуататорских классов, исключили возможность использовать её для разгрома революции. Значительная часть солдатских масс одобряла политику Советской власти, которая дала им мир, землю, все права свободных граждан. Но это не значило, что старую армию можно было использовать в качестве армии Советского государства и поставить на защиту революционных завоеваний. Подавляющее большинство солдат были выходцы из деревни и рвались с фронта домой, чтобы принять участие в распределении земли, получить свои наделы и поскорее приступить к их разработке. Все названные причины привели к тому, что к весне 1918 г. старая армия была полностью ликвидирована.
Но задачу обороны Республики не могла успешно решить и Красная Гвардия, построенная на милиционных началах с иррегулярной организацией, не имевшая чёткой организационной структуры, налаженной централизованной системы управления, боевой подготовки и материально-технического снабжения. Её отряды были разбросаны по всей огромной территории страны и часто не взаимодействовали. Они героически сражались с мятежными силами внутренней контрреволюции, обладали высокой классовой сознательностью и были преданы делу революции, но для отражения иностранной военной интервенции страна нуждалась в кадровых войсках. Задача строительства новой армии была исключительно сложной и трудной. Её приходилось решать в обстановке хозяйственной разрухи в стране, в условиях начавшейся гражданской войны и иностранной военной интервенции. Задача строительства армии нового типа – социалистической армии – была совершенно новой, за неё никто ещё не брался. Выступая с отчётом ЦК VIII съезду РКП(б) 18 марта 1919 г., Ленин говорил: «Вопрос о строении Красной Армии был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически. Мы должны были сплошь и рядом идти ощупью. Мы брались за дело, за которое никто в мире ещё не брался. Мы шли от опыта к опыту, мы пробовали создать добровольческую армию, идя ощупью, нащупывая, пробуя, каким путём при данной обстановке может быть решена данная задача. А задача стояла ясно. Без вооружённой защиты социалистической республики мы существовать не могли. Господствующий класс никогда не отдаст своей власти классу угнетённому. Но последний должен доказать на деле, что он не только способен свергнуть эксплуататоров, но и организоваться для самозащиты, поставить на карту всё» (т.38, с. 137-139). В строительстве армии партия опиралась на опыт создания, вооружения и боевых действий рабочих дружин в первой русской революции, революционной армии в период подготовки и проведения Октябрьской революции, становления и упрочения Советской власти. Использовался также опыт предшествующего развития военного дела, военной науки, особенно опыт первой мировой войны. 12 января 1918 г. III Всероссийский съезд Советов принял ленинскую «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» - важнейший конституционный акт Советской республики. «В интересах обеспечения всей полноты власти за трудящимися массами и устранения всякой возможности восстановления власти эксплуататоров, - говорилось в ней, - декретируется вооружение трудящихся, образование социалистической красной армии рабочих и крестьян» (т.35, с. 222). Решение съезда полно и точно предопределило классовую природу новой армии, её назначение и название. 15 января 1918 г. Совнарком провозгласил ленинский декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), а 29 января – декрет об образовании Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ). (Заметим, что 15 января 1918 г. английское правительство обратилось к правительству США с предложением об организации союзнической интервенции в Россию и оказании помощи всем белогвардейским правительствам и организациям, борющимся против Советской власти). Эти декреты положили начало планомерному строительству армии нового типа. Красная Армия создавалась на добровольной основе из наиболее сознательных и организованных представителей трудящихся классов; этим открыто провозглашалось, что новая армия строится на строго классовой основе. Её историческая роль, по определению В.И. Ленина, заключалась в том, что «эта армия призывается оберегать завоевания революции, нашу народную власть, Советы солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, весь новый, истинно демократический строй от всех врагов народа, которые ныне употребляют все средства, чтобы погубить революцию» (т.35, с. 216). Создание Красной Армии проходило под руководством большевистской партии, её ЦК во главе с Лениным. Непосредственное формирование армии и управление ею согласно декрету от 15 января возлагалось на Комиссариат по военным делам и созданную при нём Всероссийскую коллегию в составе Н.И. Подвойский (председатель коллегии), Н.В. Крыленко, К.А. Мехоношин, В.А. Трифонов и К.К. Юренев. В дело создания КА включились партийные, советские, профсоюзные организации. По всей стране при Советах и солдатских комитетах создавались военные отделы и штабы Красной Армии. Создавалась также сеть вербовочных пунктов в тылу и на фронте, выделялись также необходимые денежные средства. Уже 16 января на организацию и формирование Красной армии Советское правительство выделило 20 млн. рублей. Многие отряды Красной Гвардии целиков вливались в РККА. Это позволяло в короткие сроки сформировать несколько полнокровных полков. С 18 января в Петрограде начал формироваться 1-й корпус РККА. Через два месяца он уже имел 16 тыс. человек, а в апреле – 26 тыс. Шло формирование красных частей также на фронтах – Северном, Западном, Юго-Западном, Румынском и Кавказском. К весне 1918 г. там КА записалось 69 тыс. добровольцев. Характерной особенностью начального периода строительства армии являлось то, что наряду с частями Красной Армии продолжали формироваться и действовать новые отряды Красной Гвардии. Это было связано с тем, что в деревнях и сёлах, на хуторах стали появляться кулацкие банды и отряды. Красная Гвардия в руках местных Советов были надёжным средством подавления вражеских выступлений. В начальный период создания РККА РКП(б) направила на командные и политические должности в её ряды своих лучших и испытанных работников, соратников В.И. Ленина, имевших опыт организации боевых дружин и Красной Гвардии, революционной работы среди солдат старой армии, вооружённой борьбы с силами контрреволюции. Среди них: А.С. Бубнов, К.Е. Ворошилов, С.М. Киров, Н.В. Крыленко, В.В. Куйбышев, А.Ф. Мясников, Г.К. Орджоникидзе, Н.И. Подвойский, М.В. Фрунзе, Е.М. Ярославский и другие. На 1 апреля 1918 г. в новую армию записалось свыше 153 тыс. добровольцев. Красная Армия, образованная 15 января 1918 г. существовала до 25 февраля 1946 г. После этого она была переименована по указанию И.В. Сталина в Советскую Армию, а красноармейцы стали советскими солдатам.
Комплектование войск путём набора добровольцев – закономерный исходный этап строительства Красной Армии. В Советской республике ряд факторов обусловил применение добровольчества в первой половине 1918 г. Во-первых, Советская власть не хотела и не могла осуществлять обязательную мобилизацию в период, когда только завершилась демобилизация старой армии и весь контингент военнообязанных не успел отдохнуть от пережитых военных тягот, не осознал ещё необходимость снова браться за оружие – для защиты своих интересов, своей земли и воли, своего подлинного Отечества. Во вторых, принцип добровольчества давал возможность быстро, по-революционному привлечь к решению сложнейшей задачи создания армии нового типа широкие массы трудящихся на территории всей страны. Ведь право формировать добровольческие отряды и подразделения получили все местные советы, солдатские комитеты и штабы Красной Гвардии, а массовые организации трудящихся (партийные, комсомольские, профсоюзные) обязаны были содействовать набору добровольцев. В-третьих, при комплектовании армии добровольцами наиболее полно реализовался классовый принцип строительство армии. В-четвёртых, добровольчество объективно было единственно возможным способом комплектования Красной Армии в то время, когда Советское государство не сформировало ещё свой военно-административный аппарат, не имело органов учёта, подготовки и мобилизации военнообязанных. Система добровольчества имела ряд достоинств. Она позволила в сжатые сроки, развернуть строительство фундамента новой армии, собрать необходимое количество боевых сил для разгрома первых очагов вооружённой контрреволюции (Дон, Южный Урал, Центральная рада и др.) и для прикрытия демаркационной линии (завесы) – Северный и Западный участки завесы, Петроградский и Московский оборонительный районы. Завеса, это система оперативных объединений, включающих в себя первые вооружённые формирования Красной армии, красногвардейские, партизанские, повстанческие отряды, охранявшие установленную Брестским мирным договором 3 марта 1918 г. демаркационную линию. Завеса создана 5 марта 1918 г. На базе добровольчества на защиту Советской республики стали не только революционные солдаты и матросы, но и демократическая, прогрессивная часть командного состава старой армии и флота. Добровольцами комплектовались первые подразделения и части Красной Армии.
Особо следует отметить высокие морально-боевые качества воинов-добровольцев. Ведь ленинский декрет подчёркивал, что в Красную Армию вступает тот, «кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма». Вместе с тем у добровольческих формирований было немало и слабых мест: невысокий уровень боевой выучки, острая нехватка оружия (весной 1918 г. одна треть добровольцев оружия вообще не получила), добровольческие отряды не имели установленных штатов, их численность непрерывно менялась, что крайне затрудняло централизованное, планомерное строительство вооружённых сил и управление ими. На Советскую республику в течение недели - с 18 по 24 февраля 1918 г. – обрушилась лавина опасностей и событий поистине всемирно-исторического масштаба. В те дни непосредственно решался вопрос о спасении или гибели Советской власти, о судьбе социалистической революции. 10 февраля 1918 г. Троцкий, который вёл переговоры в Брест-Литовске с германцами, заявил, что Советская республика отказывается подписать аннексионистский мирный договор, но войну объявляет прекращённой, армию демобилизует. Это была антиленинская позиция; переговоры о мире были сорваны и угроза вторжения германских полчищ стала неотвратимой. 18 февраля 1918 г. на всём фронте германо-австрийские войска пошли в наступление. В течение 18-21 февраля они продвинулись в глубь советской территории на 200 км, захватив значительную часть Украины, Белоруссии и Прибалтики. Остатки старой русской армии поспешно и беспорядочно отступали, бросая артиллерию, боеприпасы, снаряжение. 21 февраля Совнарком принял ленинский документ – декрет «Социалистическое отечество в опасности!» Советы, партийные организации Петрограда, Москвы и др. городов провели 23 февраля «День защиты социалистического Отечества». Формировались боевые отряды, войска Петрограда и Балтийский флот были приведены в состояние боевой готовности. На отдельных участках фронта завязались упорные бои с германскими частями. Однако малочисленные и разрозненные части Красной Армии и Красной Гвардии не могли остановить, а тем более отбросить лавину германских кадровых дивизий. «Красная Армия – безусловно великолепный боевой материал, но материал сырой, необработанный, - писал 1 марта1918 г. В.И. Ленин. – Для того, чтобы её не сделать пушечным мясом для германских орудий, её необходимо обучить, дисциплинировать» (т. 35, с. 409). Не соответствовало объективным потребностям обороны и количество добровольцев. Созданный сразу после подписания Брестского мира Высший военный совет прогнозировал, что на ближайший период времени нам необходимо иметь армию не менее 1,5 млн человек боевого состава. Фактически же тогда в рядах Красной Армии насчитывалось около 150 тыс., а к исходу апреля 1918 г. – лишь 196 тыс. человек. Между тем в марте-апреле английские, французские, американские, японские десанты на ряде направлений вторглись на советскую территорию. В этих условиях партия большевиков приложила огромные усилия, чтобы ликвидировать возникший разрыв между потребностями страны в силах и средствах вооружённой защиты и их наличием. Мирный договор был подписан 3 марта 1918 г. События недели 18-24 февраля показали, что силами милиционных формирований, партизанских отрядов и добровольческих войск невозможно вести войну против империалистических регулярных, хорошо обученных и оснащённых армий. «Мы примемся, - писал 23 февраля 1918 г. В.И. Ленин, - готовить революционную армию не фразами и возгласами… а организационной работой, делом, созиданием серьёзной, всенародной, могучей армии» (т. 35, с. 367-368; Мир, или война). Как известно, обязательная военная повинность в старой армии была отменена 11 декабря 1917 г., а 29 декабря Главковерх Н.К. Крыленко обратился в печати с призывом о создании Революционной народной социалистической армии на принципах добровольности. Официального отдельного документа о введении добровольчества, видимо, нет, но известно, что этот принцип был одобрен Лениным в декабре 1917 г. Законодательно он был оформлено в январе–феврале 1918 г. в декретах СНК об организации РККА и РККФ. Подчеркнём, что в 1905-1907 гг. боевые дружины и отряды формировались на добровольных началах, а отряды Красной Гвардии и первые части Красной Армии в 1917-1918 гг. стали формироваться на добровольческих принципах, которые были промежуточным звеном в деле комплектования КА.; далее был осуществлён переход к всеобщей воинской обязанности. За три месяца передышки после подписания Брестского мирного договора (март-май) удалось выполнить огромную по объёму и сложности работу: была создана охватившая всю территорию страны стройная система органов учёта и мобилизации военнообязанных, комплектования и обучения войск (военные округа, окружные, губернские, уездные и волостные военные комиссариаты, 19 марта принято решение о привлечении в Красную Армию военных специалистов старой армии (К середине августа 1918 г. в Красную Армию было призвано 48,4 тыс. бывших генералов и офицеров старой армии, 119060 унтер-офицеров, 6545 тыс. военных чиновников, около 41 тыс. медицинских работников); создавались центральные органы управления строительством Красной Армии (Всероссийский главный штаб др.); с 21 марта начался переход от выборности лиц командного состава к их назначению; с 22 апреля введено «Торжественное обещание» (присяга) для всех воинов Красной Армии; с 6 апреля организационно оформляли институт политических военных комиссаров, налаживалась партийно-политическая работа в войсках; с 22 апреля вводилось всеобщее военное обучение трудящихся; с 22 апреля вводился 6-месячный срок службы в КА; 26 апреля объявлены штаты частей пехотной дивизии; 29 мая ВЦИК вынес постановление о переходе к всеобщей воинской обязанности трудящихся. Точнее оно называлось «О принудительном наборе в Рабоче-Крестьянскую Армию». Важное значение в строительстве Красной Армии имели решения V Всероссийского съезда Советов (июль 1918). Принятая съездом первая Советская Конституция провозгласила незыблемость основ Советской власти, а защиту социалистического Отечества первейшей обязанностью граждан. «Почётное право защищать революцию с оружием в руках, - гласила 19 статья Конституции, - предоставляется только трудящимся; на нетрудовые же элементы возлагается отправление иных военных обязанностей». Интересно, что в соответствии с постановлением V Всероссийского съезда Советов и утверждённым 27 июня СНК докладом Наркомвоена 20 июля 1918 г. СНК принял декрет и положение о тыловом ополчении, по которым нетрудовые элементы призывного возраста подлежали призыву в особо формируемые команды для обслуживания Красной Армии. К 15 ноября в тыловое ополчение было принято 2844 человека. На съезде была подчёркнута роль революционной воинской дисциплины в армии: «Рабочая и Крестьянская Красная Армия должна быть построена на основе железной революционной дисциплины. Гражданин, получивший оружие от Советской власти для защиты интересов трудящихся масс обязан беспрекословно подчиняться требованиям и приказам поставленных Советской властью командиров». Для подготовки командного состава из трудящихся съезд обязал Наркомвоена создать широкую сеть военно-инструкторских школ и направить на учёбу в эти школы способных и мужественных воинов Красной Армии. Кроме того, на командные должности выдвигались тысячи преданных делу революции солдат, матросов, унтер-офицеров старой армии и флота, прошедших суровую школу первой мировой войны. В.И. Ленин позже говорил: «Если бы мы не взяли их на службу и не заставили служить нам, мы не смогли бы создать армии» (т.39, с. 313). Столь же напряжённая работа шла по восстановлению военно-экономического потенциала страны. Весь комплекс задач военного строительства партия большевиков решала, преодолевая сопротивление меньшевиков, эсеров, анархистов, а также левацких элементов внутри партии, которые продолжали кричать о революционной партизанской войне, для ведения которой массовая регулярная армия якобы не потребуется.
Однако у партии большевиков было иное мнение на этот счёт. Переход от набора добровольцев ко всеобщей воинской обязанности законодательно оформил и закрепил V Всероссийский съезд Советов (4-10 июля 1918 г.). Новый способ комплектования войск позволил резко ускорить рост Красной Армии; в её рядах в начале декабря 1918 г. находились более 725 тыс. человек. В соответствии с планом, разработанным Высшим военным советом в апреле 1918 г., намечалось первоначально приступить к формированию 38-40 пехотных дивизий первой очереди и начать это было решено с 9 апреля. Такая срочность объяснялась стремлением советского командования создать дивизии до того времени, когда определятся результаты развернувшегося сражения между войсками Германии и Антанты и у Германии будут развязаны руки для нападения на Советскую республику. По предположениям Высшего военного совета это должно было произойти к концу мая-началу июня 1918 г. Известно, что условия Брестского договора ограничивали деятельность Советского правительства в вопросах формирования войсковых частей и соединений. Однако, в связи с продолжающимся на юге наступлением германских войск на советскую территорию (в нарушение условий Брестского договора), Советское руководство 26 апреля направило МИД Германии ноту, в которой отмечалось: «Советское правительство сочло для себя вынужденным мобилизовать необходимые силы для обеспечения свободы и независимости Российской республики, угрожаемой ныне в тех пределах, которые определены были Брест-Литовским договором». Утверждённый Советским правительством в мае 1918 г. уточнённый план формирования частей и соединений Красной Армии по-прежнему исходил из того, что главная и по существу единственная тогда опасность для Советской республики грозила с запада, со стороны Германии. Поэтому и было предусмотрено формирование 88 пехотных дивизий. Почти треть - 28 дивизий - должна была формироваться в западной пограничной полосе и ближайшем её тылу. Ввиду особой важности и срочности их создания эти дивизии относились к категории «внеочередных», ибо от успеха их организации зависело и отражение возможного нападения Германии, и обеспечение развёртывания всех остальных дивизий. Непосредственное прикрытие в случае германского вторжения на западе должны были обеспечить дивизии: в пределах Северного (Петроградского) участка завесы – Олонецкая, 1, 2, 3, 4-я Петроградские, 1-я и 2-я Новгородские и Псковская; в пределах Западного участка завесы – Витебская, 1-я и 2-я Смоленские, Могилёвская, 1-я и 2-я Орловские и Курская. Остальные «внеочередные» дивизии формировались из войск Московского района обороны. Прочие же дивизии из числа 88 предполагалось развернуть во внутренних округах, причём самые последние по списку – в Приволжском и Уральском военных округах, как наиболее отдалённых от фронта. Таким образом, планом формирования Красной Армии предусматривалось, что первые регулярные части и соединения будут созданы на западе. Работа по формированию дивизий развернулась, однако полностью осуществить намеченный план не удалось в силу ряда причин. Прежде всего, создание дивизий по твёрдым штатам не обеспечивалось необходимым пополнением: приток добровольцев был неравномерным. К 20 мая 1918 г. численность добровольческих частей Красной Армии составляла 264 тыс. человек, из которых вооружённых бойцов в тылу страны было 199 тыс., а готовых к отправке на фронт – около 16 тыс. человек. На Западном направлении к 15 июня имелось всего 41 668 штыков, 3813 сабель, 1037 пулемётов и 204 орудия. Но самое главное заключалось в изменении общей стратегической обстановки: в мае 1918 г. началась открытая военная интервенция Антанты. Возникла неотложная потребность в боеспособных соединениях не только на западе, но и на других направлениях, главным образом - на востоке страны, где агенты Антанты и чехословацкие реакционеры спровоцировали мятеж чехословацкого корпуса (25 мая 1918 г.). В течение июня-июля мятежники захватили значительную часть Поволжья, Урала и Сибири, т.е. те самые районы, которые считались наиболее удалёнными от возможного театра военных действий и формирование дивизий в которых намечалось в последнюю очередь. Под влиянием этих обстоятельств Высший военный совет несколько раз пересматривал разработанный в апреле план с целью уменьшения числа «внеочередных» дивизий, формировавшихся на западном направлении, а создание остальных дивизий частично перенёс в восточные районы страны. Поэтому первый призыв на военную службу в Красную Армию рабочих и беднейших крестьян был объявлен 11 июня 1918 г. именно в Приволжском, Уральском и Западно-Сибирском военных округах, то есть в районах мятежа чехословацкого корпуса. Но, несмотря на все отмеченные обстоятельства, именно на западе в июне-июле 1918 г. были сформированные первые регулярные соединения (т.е. дивизии) Красной Армии: 3-я Петроградская, 2-я Новгородская, Псковская, 1-я Смоленская, 1-я Могилёвская, 1-я Орловская и Курская. Таким образом, к 1 августа только из войск Западного направления были развёрнуты семь пехотных дивизий и несколько полков. Они ещё не были укомплектованы согласно штатам, утверждённым Наркомвоеном 20-26 апреля 1918 г., но имели определённый боевой опыт, отлаженное централизованное управление, приобретённый опыт совместной работы командиров и комиссаров, опыт политработы по воспитанию красноармейцев в духе постоянной готовности по защите республики. И не случайно в связи с продолжавшимся ухудшением обстановки на Восточном фронте, В.И. Ленин 10 августа распорядился снять с запада все боеспособные части и отправить их на Восточный фронт. Штаты пехотной дивизии были утверждены приказами Наркомвоена №294 от 20 апреля и №308 от 26 апреля 1918 г. Согласно этим штатам дивизия должна была иметь 26972 человека (из них боевой состав – 14220 бойцов); лошадей – 10048. В дивизии предусматривалось иметь три пехотных бригады (по два полка); артиллерийскую бригаду; кавалерийский полк; батальон связи; инженерный батальон; воздухоплавательный отряд; авиационную группу; тыловые учреждения. Но никогда такого количества личного состава и техники в дивизии не было. Практически в дивизии могло быть 3-4 тыс. человек. В течение 1918 г. (и в 1919г.) штаты дивизий неоднократно менялись и достигали 56 тыс. человек.
4 мая 1918 г. декретом СНК в Советской России учреждалось 11 военных округов (ВО): Ярославский, Московский, Орловский, Беломорский, Уральский, Приволжский, Западно-Сибирский, Средне-Сибирский, Восточно-Сибирский, Северо-Кавказский и Туркестанский. С конца 1918 г. и по 1922 г. были также образованы: Минский (затем Западный), Киевский, Одесский, Харьковский, Заволжский, Забайкальский, Украинский ВО. Первым же был образован 20 марта 1918 г. Петроградский ВО. 11 июня Совет Народных Комиссаров издал декрет о мобилизации пяти призывных возрастов рабочих и трудящихся крестьян 51 уезда на территории Приволжского, Уральского, и Западно-Сибирского военных округов, родившихся в 1893-1897 гг., а 17 июня 1918 г. – о призыве на военную службу рабочих Москвы и пригородов, 1896-1897 гг. рождения. 29 июня последовал ряд декретов о призыве некоторых категорий рабочих Москвы 1893-1895 гг. рождения, служивших в артиллерийских и инженерных частях; рабочих Петрограда, родившихся в 1896-1897 гг.; служащих правительственных учреждений и рабочих промышленных предприятий Приволжского, Приуральского и Западно-Сибирского военных округов. Первые призывы и мобилизация в ряды Красной Армии показали, что огромная подготовительная работа, проделанная большевистской партией и Советским правительством по созданию регулярных Вооружённых Сил, нашла горячий отклик и понимание трудящихся. Рабочие и крестьяне рассматривали защиту Страны Советов как своё кровное дело, а службу в Красной Армии как свою первейшую обязанность. Важно подчеркнуть, что военное единство советских республик сыграло существенную роль в укреплении Красной Армии. Напомним, что в одном из первых документов Советского государства – «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» идея военного единства советских народов нашла своё яркое выражение. Почётное право стать воином Красной Армии предоставлялось всем трудящимся, независимо от их расы и национальности (в царской России угнетённые национальные меньшинства, «инородцы», в армию не допускались). Приведу эпизод.
15(28) января 1918 г. на заседании Совнаркома, где присутствовал представитель Советского правительства Украины В.П. Затонский произошло следующее: Когда исправленный и отредактированный Лениным декрет об организации КА был принят и подписан, Владимир Ильич вдруг сказал: «Передайте на тот конец стола, пусть и Затонский подпишет, на всякий случай, чтобы Украина потом не отпиралась». Вспоминая этот случай, Затонский справедливо заметил, что «никому другому и в голову не пришло бы ещё в январе 1918 г. иметь «на всякий случай» в виду единство вооружённых сил России и Советской Украины». Без промедлений были направлены инструкции и группы организаторов Красной Армии во все губернии РСФСР, на Украину, в Прибалтику, Белоруссию, Среднюю Азию и другие районы, где утвердилась Советская власть. Однако, вторжение германских оккупантов, интервенция Антанты и охватившая все национальные окраины страны гражданская война нарушили планомерное строительство Красной Армии, которое восстановилось после изгнания германских оккупантов и аннулирования Брестского договора. Красноармейцы – воины Красной Армии обеспечивались Советской властью всеми видами довольствия, в том числе и денежным. Так, каждый красноармеец в начале 1918 г. получал ежемесячно 50 рублей, с середины 1918 г. одинокие красноармейцы – 150, а семейные - 250 рублей. В течение лета и осени 1918 г. в Красную армию на основе всеобщей воинской обязанности влилось более 800 тыс. человек. Однако при проведении летних мобилизаций возникли большие трудности. В прифронтовой полосе Поволжья, Урала и Западной Сибири из-за развернувшихся боевых действия и слабости местного военно-административного аппарата в первые три месяца мобилизации из ожидавшихся 275 тыс. человек было призвано лишь 40 тыс. Огромную роль в создании и укреплении регулярной Красной Армии сыграл рабочий класс Советской республики. Рабочие цементировали ряды армии, привнося с собой пролетарскую дисциплину, организованность, революционный энтузиазм и самоотверженность. В.И. Ленин высоко ценил рабочий класс и, особенно, петроградских и московских рабочих: «Питерские и московские рабочие, - говорил он в августе 1918 г., - становятся в ряды армии, и, вместе с тем, армия проникается идеей борьбы за социализм» (т.37, с. 73). Летом 1918 г. отрицательно сказалось также то, что мобилизация в сельской местности проходила в период летних полевых работ. Кроме названных было ещё ряд трудностей и недоработок при создании частей Красной Армии. В связи практически с повсеместной разрухой экономика Советской республики не могла обеспечить в достаточном количестве оружием и боеприпасами свои войска. В конце 1918 г. Красная Армия имела на вооружении всего 1700 артиллерийских орудий. Одна треть специализированных военных заводов (9 из 27) уже в 1918 г. оказались на захваченной оккупантами и белогвардейцами территории. Поэтому 10 декабря 1918 г. Совет Народных Комиссаров издал декрет «О сдаче оружия». В частности, в Статье 933 отмечалось: «1) Обязать всё население и все учреждения гражданского ведомства сдать находящиеся у них исправные и неисправные винтовки, пулемёты и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки всякого образца… 4) Сдача оружия населением, учреждениями и организациями должна быть закончена в Москве и Петрограде в течение 7 дней, в губернских городах – 14 дней, в уездных городах – 21 дня, в прочих населённых пунктах в течение 30 дней со дня обнародования настоящего декрета… 8) Всё сданное оружие предназначается для Красной Армии и поступает в ведение Главного Начальника Снабжения… 11) За укрывательство оружия, задержку сдачи его или противодействие сдачи виновных подвергать лишению свободы на срок от 1 года до 10 лет». Подписали: Ленин, Склянский, Бонч-Бруевич. Работу по сбору оружия возглавила комиссия под руководством Ф.Э. Дзержинского, созданная Советом Обороны. К весне 1919 г. удалось собрать 145 тыс. винтовок, 280 пулемётов, 8600 револьверов, около 7 млн. патронов.
По мере обострения обстановки на фронтах возрастала потребность в оружии и боеприпасах, усиливалось трудовое напряжение на военных заводах. Например, Тульский оружейный завод, производивший в 1918 г. по 12600 винтовок в месяц, дал Красной Армии в июне 1919 г. 26300, а в июле – 30000 винтовок. Тульский патронный завод в декабре 1918 г. перешёл на трёхсменную работу и к осени 1919 г. увеличил производство патронов почти в 2 раза. Симбирский патронный завод в январе 1919 г. произвёл три млн. патронов, а в декабре 13 млн. Высокие образцы трудового героизма проявили рабочие петроградских оборонных предприятий. Они изготовляли и ремонтировали сложную боевую технику – орудия, пулемёты, бронеавтомобили, бронепоезда, первые отечественные танки и боевые корабли. Осенью 1919 г. защитники красного Петрограда писали В.И. Ленину: «Самоотверженной напряжённой работой путиловцы, ижорцы, колпинцы дали нам бронепоезда, бронемашины, танки, орудия и пулемёты. Своим революционным энтузиазмом они зажгли в нас непреклонную волю к полной победе». Всего в период гражданской войны со второй половины 1918г. по 1921 г. было произведено и отремонтировано: винтовок – 2966269; пулемётов – 20729; полевых орудий – 2770; револьверов – 1615812; патронов – около 1,4 млрд; гранат – 1658012.
Рост численности Красной Армии и назначение на ответственные командные, штабные, административно-хозяйственные посты бывших офицеров и генералов потребовали усиления партийного и государственного контроля за их деятельностью. Непосредственными представителями большевистской партии и Советского правительства в Красной Армии являлись военные комиссары, институт которых был введён с 6 апреля 1918 г. Летом и осенью 1918 г. в войсках Восточного, а затем и Южного фронтов для непрерывного руководства партийными организациями и партийно-политической работы создаются партийно-политические отделы. К концу года они имелись уже во всех фронтах, почти во всех армиях и многих дивизиях действующей армии. В соответствующих инструкциях говорилось, что политотделы учреждаются «для ведения политической (партийной) и культурно-просветительной работы как в среде действующей армии, так и среди населения прифронтовой и фронтовой полосы…». По мере роста влияния политорганов, военных комиссаров, партийных организаций партийно-политическая работа превращалась в новый, невиданный ранее могучий вид оружия, в важный источник превосходства Красной Армии над объединёнными силами внешней и внутренней контрреволюции. В помощь комиссару полка учреждались политические руководители(политруки) роты, батареи, эскадрона, отдельной команды «для повседневного и планомерного ведения занятий с красноармейцами по политическим вопросам». Опираясь на партийные ячейки в войсках, они проводили большую политико-воспитательную работу, цементировали ряды армии, предотвращали измену со стороны военспецев, вносили в красноармейские массы революционный дух и уверенность в победу над врагом. Политические военные комиссары сыграли выдающуюся роль в создании регулярной Красной Армии, в достижении ею побед на фронтах гражданской войны. К августу 1920 г. В РККА насчитывалось почти 7 тыс. партийных ячеек и около 300 тыс. коммунистов. В.И. Ленин указывал, что коммунисты умели строить Красную Армию и побеждать с ней. Советское правительство высоко оценило боевую, политическую и организаторскую деятельность политработников на фронтах Гражданской войны. Орденом Красного Знамени и почётным революционным оружием было награждено 985 политических работников. Среди них 39 членов реввоенсоветов армий и фронтов, 499 комиссаров соединений, частей и кораблей, 221 политрук и помощник политрука. Двумя и более орденами были награждены В.Г. Винников-Бессмертный, К.Е. Ворошилов, Л.М. Гордон, Г.Т. Григорьев, С.И. Гусев, О.Ю. Калнин, И.М. Машин, Г.Д. Михайловский, П.М. Моринец, А.П. Прокофьев, Ф.Ф. Рогалёв, А. Ярмухамедов и другие.
Существенную роль в идейно-теоретическом воспитании личного состава армии и флота сыграла армейская печать. К концу 1918 г. было 3 фронтовые, 25 армейских, и около 70 дивизионных газет. Общий ежедневный тираж их составлял 300-400 тыс. экземпляров.
Строительство Красной Армии осуществлялось под руководством партии большевиков и лично В.И. Ленина. Партийные документы свидетельствуют о нарастающем внимании большевиков к военным вопросам. Так Первая Программа партии, принятая II съездом РСДРП в 1903 г. и определившая политический курс и задачи партии на период подготовки и проведения буржуазно-демократической и пролетарской революций по проблемам войны и армии содержала лишь общедемократические требования замены постоянного войска всеобщим вооружением народа. В проекте новой Программы, написанной Лениным к VII съезду РКП(б) (март 1918 г.) наряду с определением классовой природы, создаваемой новой армии как вооружённой силы рабочих и крестьян ещё оставалась и задача перехода «к полному осуществлению вооружения всего народа». На VIII съезде (март 1919 г.) партия обобщила опыт военного строительства и практических военных действий, отбросила принцип движения наощупь и окончательно определила курс своей военной политики: вооружённые силы Советского государства должны иметь открыто классовый характер и формироваться из пролетариата и пролетарских слоёв крестьянства. В переходный период от капитализма к социализму острота классовой борьбы исключает как необходимость так и саму возможность всеобщего вооружения народа. Одновременно в резолюции съезда развита мысль о том, что в будущем, при социализме, когда исчезнут эксплуататорские классы, армия утратит классовый характер и «станет общенародной в подлинном смысле слова». Время показало точность этого предвидения! На VIII съезде РКП(б) В.И. Ленин сказал, что вопрос о строении Красной Армии был совершенно новый и ранее не ставился даже теоретически. (Владимир Ильич имел в виду именно вопрос об организационном, внутреннем строении армии. Между тем некоторыми авторами (в том числе советскими) данная цитата трактовалась чрезмерно широко, в том смысле, будто бы основоположники марксизма не ставили даже теоретически вопросы строительства армии социалистического типа).
Завершался тяжёлый для страны и её Красной Армии 1918 год. Идя от опыта к опыту Советская республика камень за камнем закладывала фундамент массовой кадровой армии. В условиях развернувшейся интервенции и гражданской войны был совершён переход от добровольческого принципа строительства Советских вооружённых сил к обязательной воинской повинности - на основе призывов и мобилизаций. И хотя Советская Республика находилась практически в кольце фронтов протяжённостью до 8 тыс. км, в конце 1918-начале 1919 г. Красная Армия перехватила стратегическую инициативу и в ходе наступательных действий освободила важные хлебные м топливные районы Украины, Поволжья, Дона, а также Белоруссию и Прибалтику, т.е. территорию, общей площадью свыше 850 тыс. км2 с населением около 40 млн человек. Заметим, что в Красной Армии в этот период было 4888 орудий, 539 исправных самолётов. 210 бронемашин, 94 (в основном трофейных танков). В.И. Ленин, рассматривая стратегию интервентов, писал: «Первая попытка победить нас своими войсками кончилась победой для нас (т. 39, с. 326). Лидеры Антанты вынуждены были искать иные пути борьбы с Советской властью. В конце 1918 г. численность Красной Армии достигла 1 млн. человек. Оценивая значение побед, одержанных в это время, В.И. Ленин подчёркивал: «как ни велика материальная сила империалистов, с чисто военной точки зрения они потерпели в походе на Россию полный крах» (т. 38, с. 279).

А.А. Бережной, полковник в отставке, военный историк, Колпинский РК КПКР